Игорь Старыгин: «Я всегда мысленно со своими друзьями-мушкетерами»

Игорь Старыгин: «Я всегда мысленно со своими друзьями-мушкетерами»

И 30 лет спустя мушкетеры оставались друзьями.

Игорь Владимирович по жизни был скромным человеком. Мемуаров после себя не оставил. Только по просьбе своего товарища - режиссера «Мушкетеров» Георгия Юнгвальда-Хилькевича - в 2000-м написал о себе главу для его книги (речь там идет о съемках первых «Мушкетеров»). 

«Не понимаю, почему Мише Боярскому не понравились мои стихи. Я удивлен. По-моему, они прекрасны. Слушайте, я прочту. Вот они:

Заводь спит, так тихо и печально.

Но шептались камыши.

Лебедь пел все тише и печальней.

И опять шептались камыши...

Разве так уж плохо? А то, что я своего текста во время съемок не знал? Ну и что? Разве это было обязательно? Все мы на площадке импровизировали. Импровизировал и я. Там ведь четко было написано: «по мотивам». Это были мои мотивы. А то, что я был несколько рассеян, углублен в себя, так это ведь способствовало созданию образа Арамиса. Не правда ли?

Гюрзой меня назвали тоже несправедливо. Ну и что, что я девушку увел от всех?.. Так ведь у нас с ней взаимные чувства были. Она в меня влюбилась... Утром прихожу завтракать. Нас кормили в ресторане. А эти на меня все как волки смотрят. Сидят и молчат. Обиделись, видите ли.

А потом кто-то из мушкетеров мне говорит:

- Ну, ты гаденыш!

Это был Валя Смирнитский, кажется. А потом:

- Настоящая змея.

- Гюрза, - подхватил Боярский. Так и осталась за мной эта кличка.

Так что мы были настоящими «праведниками». А самым главным из нас - Володя Балон. Когда снимались «Мушкетеры», я работал в Театре имени Моссовета и мотался между Москвой и Одессой. Между фильмом и спектаклем.

Когда я вернулся на съемки после сдачи спектакля, весь вымотанный, я даже не зашел в свой номер. Направился туда, где были мои друзья. Черпать силы из этого источника. И мне стало легче.

Я всегда сразу шел к ним. Там был мой дом. Что осталось со мной с тех времен? Я не могу не позвонить, например, Володе Балону, не могу не позвонить Мише Боярскому. Я всегда мысленно с ними. И знаю, если мне будет не очень хорошо, они мне всегда помогут. У меня ощущение, что рядом всегда есть четыре плеча».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа для юриста Одессапогода в луганске на 5 днейhttp://kinoafisha.ua/films/kolibri