Дмитрий СМИРНОВ. Фото ИТАР - ТАСС. (4 декабря 2009)
«Голубой огонек» от начала до конца: 60-е. Райкин, Кобзон и космонавты

«Голубой огонек» от начала до конца: 60-е. Райкин, Кобзон и космонавты

Иосиф Кобзон в 60-е не боялся экспериментировать с внешностью.

Год за годом наша страна встречала Новый год, расставаясь с прошлым и встречаясь с новыми надеждами, под одну и ту же передачу - «Голубой огонек». В следующем году исполнится ровно полвека с того момента, когда на отечественном телевидении начали создавать это эпохальное шоу. В преддверии этой даты «КП» решила выяснить, что собой представлял «Голубой огонек» все эти годы, как он отражал жизнь страны и чему учил своих зрителей.

Довольно долго телевидение в СССР не пыталось брать на себя миссию развлекать население. Лишь в 1960 году после выхода постановления ЦК КПСС «О дальнейшем развитии советского телевидения» дело сдвинулось. Еще бы ему было не сдвинуться, если на самом высоком уровне заявили: «В выступлениях по телевидению нет задушевного разговора, непринужденной беседы. Выдающиеся мастера литературы, театра, кино, музыки мало участвуют в создании программ».

Мастеров по-быстрому привлекли к созданию, задушевность и непринужденность внесли не скупясь. С чего и началось формирование того телевидения, которое мы сегодня имеем. На поднятой этим постановлением волне родился КВН, на ней в 1962 году на экран пробилось и «Телевизионное кафе» - прообраз будущего «Голубого огонька». Очень скоро, сменив несколько промежуточных названий, передача обрела свое знаменитое имя.

Аркадий Райкин на полвека опередил шоу «Ледниковый период», выступив на коньках.

Аркадий Райкин на полвека опередил шоу «Ледниковый период», выступив на коньках.

В первый год «Голубой огонек» начали выпускать настолько активно, что он выходил аж еженедельно, но потом и задор создателей несколько иссяк, и другие программы начали появляться одна за другой. А за «Голубым огоньком» закрепилась роль главной развлекательной программы страны, которая в Новый год создавала людям настроение на весь год вперед.

Впервые в новогоднюю ночь «Огонек» вышел на экраны 31 декабря 1962 года. На протяжении первых десяти лет его существования создатели «Голубого огонька» придумали и освоили все то, чем живет нынешнее развлекательное телевидение. Разница только в техническом исполнении, но идеи и наполнение остались прежними. В том, что показывали в новогодних «Огоньках» почти полвека назад, легко можно разглядеть отдельные черты и целые передачи сегодняшнего телевидения.

«Песня года»

Создатели вполне логично предположили, что если программа выходит в конце года, то и звучать в ней должны лучшие песни, исполненные в этом году. Конкуренция за место в составе среди исполнителей была такой, что в одном из первых выпусков даже Людмилу Зыкину с песней «Течет река Волга» показали лишь небольшим отрывком.

Жанровый расклад был иной: зрителя угощали даже оперными номерами, но уже тогда редкий «Огонек» обходился без Эдиты Пьехи. А Иосиф Кобзон и в 60-х почти ничем не отличался от себя нынешнего. Он был везде и пел обо всем. Хотя иногда еще позволял себе эксперименты: так, в одном из «Огоньков», исполняя сверхактуальную песню «Куба - любовь моя!», Кобзон предстал… с бородой а-ля Че Гевара и автоматом в руках!

Цитата из «Огонька»

«Дед Мороз:

- Ну а ты, Снегурочка, что загадаешь в Новый год?

Снегурочка:

Юрий Гагарин был главным гостем новогодних «Голубых огоньков». В одном из них он появился с модной новинкой - ручной кинокамерой.

Юрий Гагарин был главным гостем новогодних «Голубых огоньков». В одном из них он появился с модной новинкой - ручной кинокамерой.

- Я уверена, что выражу искренние чувства всех, кто встречает Новый год, если от всего сердца пожелаю летчикам-космонавтам в ближайшее время поднять новогодние бокалы на Луне, на Венере, на Марсе!»

Звезды на экране

Как и сегодня, в 60-х изюминкой телеугощения были звезды. Правда, звезды в те времена были иные, и дорогу к славе они себе прокладывали по-другому. Ни один новогодний «Голубой огонек» не обходился без космонавтов, а Юрий Гагарин до самой гибели был главным персонажем телевизионных праздников. Причем космонавты не просто сидели, а активно участвовали в шоу. Так, в 1965 году совсем недавно вернувшиеся с орбиты Павел Беляев и Алексей Леонов изображали телеоператоров, снимающих, как поет молодая Лариса Мондрус. А Юрий Гагарин ходил по студии с наимоднейшей ручной кинокамерой. Леонов в завершении сюжета еще и станцевал с Мондрус твист. Смотря сегодня «Огоньки» 60-х, можно даже проследить, как рос в звании космонавт номер один. Сначала он появлялся в кителе с погонами майора, потом - подполковника, а затем и полковника. И лишь 1969 год, первый после гибели Юрия Алексеевича, встречали без космонавтов.

Фигурное катание

Фундамент нынешней популярности фигурного катания закладывался именно тогда. Победы отечественных мастеров конька и телегеничность вида спорта сделали фигурное катание частым гостем на советском экране, и новогодние «Огоньки» не были исключением. Показывали не только чемпионов, но, например, и выступления Украинского балета на льду. Доходило до того, что на коньках выступал даже Аркадий Райкин, чуть ли не на полвека опередив нынешние «Ледниковые периоды».

Юмористы

Встречать Новый год в приподнятом настроении уже тогда помогали юмористы. Фронтменом жанра был Аркадий Райкин, участник такой же обязательный, как сегодня Иван Ургант. Сверхпопулярны были два дуэта: Тарапунька и Штепсель, умудрявшиеся и на новогодней сцене «пропесочивать» бюрократизм, и Миров и Новицкий, шутившие не слишком мудрено, зато актуально. Так, в 1964 году они откликнулись на жутко модную тему «Кибернетика».

Цитата из «Огонька»

«Лев Миров и Марк Новицкий. Интермедия «Автомат»

Юмористы подходят к большому шкафу с кнопками и лампочками.

- Видели этот аппарат?

- Что это такое?

- Эстрадное кибернетическое конферирующее устройство. Опытный образец, полностью заменяет конферансье.

- Я вижу, по габаритам вас напоминает. Это что же, Новицкий, мне теперь с ним надо выступать?

Людмилу Зыкину (слева) не называли секс-символом советской эстрады, но она им была.

Людмилу Зыкину (слева) не называли секс-символом советской эстрады, но она им была.

- Нет, автомат заменит и вас, Лев Борисович. Вы же знаете, что автоматы успешно выполняют функции математиков, переводчиков и даже поэтов. А уж нашу работу он вполне освоит. Вот видите тут кнопки и написано: «Чтение», «Вокал» и так далее. Любой зритель может подойти, бросить десять копеек, нажать кнопку и посмотреть любой номер, какой ему захочется. Умный аппарат?

- Умный, а человек все же умнее.

- Это почему?

- Человек за десять копеек работать не будет!»

«Старые песни о главном»

Мода исполнять песни из любимых старых фильмов родилась тоже не в наши дни. В «Огоньке» на встрече 1965 года в честь 20-летия картины «Небесный тихоход» сыгравшие главных героев фильма Николай Крючков, Василий Нещипленко и Василий Меркурьев с большим успехом исполнили прямо в студии «Первым делом самолеты» да еще привлекли к этому настоящих армейских генералов. А через несколько лет уже троица Никулин - Вицин - Моргунов устроила на съемках эксцентрику по мотивам «Пес Барбос и необычный кросс».

КВН

Уже тогда Александр Масляков был лицом молодежного юмора, правда, лицом куда более молодым, хотя интонации у него были те же самые, что и сегодня. Юмор КВН был менее парадоксальным и ничуть не авангардным. А популярного сегодня слова «кавээнщик» еще не употребляли, говорили: «Песня в исполнении игроков КВН».

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Игорь КИРИЛЛОВ: «На столе стояло шампанское, под столом - коньячок»

Полвека назад Игорь Кириллов был одним из тех, кто создавал «Голубой огонек».

Полвека назад Игорь Кириллов был одним из тех, кто создавал «Голубой огонек».
Фото: ИТАР-ТАСС

Легендарный диктор советского телевидения рассказал, как делались первые «Голубые огоньки».

- Игорь Леонидович, кто придумал «Голубой огонек»?

- Начальная идея принадлежала режиссеру Алексею Габриловичу и была такая: телевизионное кафе, в которое приходят гости. Известные и неизвестные люди: артисты, композиторы, поэты-песенники и заслуженные представители трудового класса. Столы были накрыты очень скромно: кофе, печенье, самые простые конфеты. Причем выходила программа в прямом эфире каждые выходные. Но, когда добрались до Нового года, встала проблема: кто же придет в студию в новогоднюю ночь? Поэтому решили выпустить «Голубой огонек» в записи и снимали его заранее. Сначала в павильоне на Шаболовке, потом перебрались на «Мосфильм», где возможности побольше.

- Сценарий утверждали на верху?

- Конечно, сценарный план был всегда, но, когда начиналась съемка, он шел псу под хвост. Нам нужна была импровизация, живые эмоции. И, кстати, на мой взгляд, те «Огоньки», которые шли в прямом эфире, получались лучше. Они были более естественными. При записи и монтаже многое вычищалось, но вместе с этим убивались и живые нотки.

- Новогодний «Огонек» ни разу живьем не шел?

- Ни разу. Во-первых, никто из артистов не согласился бы провести новогоднюю ночь в студии, а во-вторых, это было просто опасно. Водка была дешевая, коньяк дешевый, Новый год для всех праздник.

- Неужели выпивали на съемках?

- Еще до появления «Голубых огоньков» мы снимали новогоднюю программу. Сюжет был простой: мы с моей коллегой Людмилой Соколовой сидели за столиком и представляли различные музыкальные отрывки: из оперетт и даже опер. На столе для антуража стояла бутылка шампанского и легкая закуска, а под столом - четвертиночка хорошего коньяка. Я ее специально принес, чтобы настроение было. И мы по чуть-чуть в течение всей ночи употребляли.

- В бокалах, которые на новогодних «Огоньках» поднимали гости в студии, было шампанское?

- Нормальное «Советское шампанское». Кстати, не так уж много его уходило на программу - несколько ящиков всего. Хотя ради некоторых гостей реквизиторам приходилось все же идти на хитрость. Не все артисты и композиторы знали меру, поэтому специально для них переклеивали этикетку от шампанского на бутылку с сидром.

- А те, кому сидр подавали, не обижались?

- Нет, они просто приносили с собой то, что им было нужно. Но на съемках это еще можно было, а вот на живом эфире подобное было чревато катастрофой. На одной из программ два знаменитых певца - Иван Козловский и Максим Михайлов, лучший бас Большого театра, - хорошо выпили в ожидании своей очереди коньячку. И, когда им предоставили слово, к микрофону вышли уже пошатываясь. Мы испугались жутко, что сейчас они начнут что-то говорить и все будет видно. Но они тоже были профессионалы: не стали ничего говорить, а сразу запели. Изумительно исполнили любимую песню Гагарина «Нелюдимо наше море, целый день шумит оно». А то, что они при этом раскачивались, так все решили: они моряков изображают! Гагарин был в восторге. 

- Пели на первых новогодних «Огоньках» вживую?

- Да, вживую, причем в студии был всего лишь один микрофон-журавль, который звукооператоры на специальном устройстве поворачивали в сторону говорившего или певшего. И, чтобы получился хороший звук, нужно было уметь петь. Многие из нынешних певцов не справились бы с такой задачей.

- По какому принципу составлялась программа?

- Хотели сделать так, чтобы каждый из зрителей нашел в «Огоньке» что-нибудь свое. Пытались создать блюдо, рассчитанное на вкусы самой разнообразной аудитории. И балет обязательно должен был быть, и цирк, и классический номер, и эстрада. В программу попадало то, что хотел видеть народ. Не Кремль и не самый главный зритель в Кремле, а именно народ.

- Можно было представить «Огоньки» 60-х без космонавтов?

- Это сейчас космонавт - всего лишь одна из профессий, а тогда на них смотрели как на героев. Если Гагарин или Титов что-то говорили, никто пошевелиться не смел, все слушали с открытыми ртами. Сейчас нет человека, который мог бы сравниться по народному обожанию с Гагариным в 60-х. Поэтому космонавты на новогодних «Огоньках» всегда были желанными гостями. Их безумно любил народ. Вот один только пример: когда после первого полета мы встречали Гагарина, в студии на Шаболовке шел вечер, съехались гости со всего Союза. И вся студия площадью в 600 метров была уставлена подарками Гагарину! 

ЧТО СМОТРЕЛИ

«Голубой огонек-1963»

Ведущие: дикторы ЦТ Игорь Кириллов, Светлана Моргунова, Анна Шилова, Валентина Леонтьева, Светлана Жильцова, Евгений Суслов.

Махмуд Эсамбаев - танец «Автомат».

Нина Дорда -  «Старый клен».

Людмила Зыкина -  «На побывку едет».

Ван Клиберн (фортепиано) - «Полонез ля-бемоль мажор».

Вокальный квартет «Улыбка» - «Телефон».

Вокальный квартет «Улыбка» - песня из к/ф «Прощайте, голуби».

Олег Анофриев - «Песенка о футбольном мяче».

Георг Отс - «Вальс».

Евгений Кибкало - «Песенка о Новом годе».

Мария Миронова и Александр Менакер - «На деревьях синий иней».

Детский хор - «Для юных, умелых, отважных и смелых».

Клавдия Шульженко - «Посмотри на меня повнимательней».

Иван Любезнов - «Кого б поздравить с Новым годом».

Борис Гмыря - «Ніч яка місячна».

Иосиф Кобзон - «И опять во дворе».

Артисты Московского театра оперетты Н. Крылова, Н. Каширский - «Вот и настал вечер, милый для всех».

Б. Гайкович - «Камчатка».

Артур Эйзен - «Годы».

Александр Белов - музыкальная интермедия «Я не подхалим».

Георгий Дударев (за фортепьяно - Тихон Хренников) - «Монолог боярина Тугай-Редедина» из оперы «Фрол Скобеев, или Безродный зять».

Зоя Христич, Е. Левтер (фортепиано) - «Спать мне не хочется».

Евгений Кибкало - ариозо Онегина из 3-го акта оперы «Евгений Онегин».

Владимир Канделаки и артисты Московского театра оперетты - «Тост за женщин».

Вокальный квартет «Улыбка» - песня из к/ф «Девчата».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт