Сегодня 21 февраля +1°C
Данилко рассказал, почему Сердючка молчала полгода

Данилко рассказал, почему Сердючка молчала полгода

Комментарии: 2
Андрею исполнилось 36 лет.

«Было страшно в 20 лет. А сейчас нет»

- Андрей, как вы относитесь ко дню своего рождения?

- Не люблю его. Не люблю из-за повышенного внимания к себе, потому что начинаю стесняться, не знаю, что говорить и какой галстук надевать. Идеальный вариант - встретить день рождения на работе. Что касается нынешнего, то 3 октября будет прямой эфир программы «Танцую для тебя» на «1+1», поэтому хочу избежать празднования накануне, чтобы нормально там отработать в жюри.

- 36 лет - это много для артиста и человека?

- Меня устраивает этот возраст. Нет желания, чтобы мне сейчас было меньше. Страшно было, например, в 30 лет или еще глубже - в 20. Тогда был испуг, неуверенность, неумение общаться с людьми. Сейчас благодаря работе появился опыт, другое отношение к людям, жизни, а самое главное - к себе.

«Ушли в отпуск, чтобы люди отдохнули от нас, а мы от людей»

- Что вы важного поняли к своим 36 годам?

- Когда-то Алла Пугачева говорила: «Не бойтесь ошибаться, главное - не тащить эти ошибки за собой всю жизнь». Так что всех ошибок и глупостей, которых я наделал за эти годы, стараюсь не повторять.

- Но ведь приходят новые ошибки?

- Как-то боремся, глупостей стало поменьше. Сейчас у меня начался новый период, новая страничка в творчестве. Мы ушли в легкий творческий отпуск, чтобы люди отдохнули от нас, а мы от людей. И заодно, чтобы посмотреть на себя со стороны.

- Я знаю, что в отпуске вы очень активно занимались здоровьем.

- Это правда, и всем советую заниматься своим здоровьем, причем начинать гораздо раньше 36 лет, чтобы потом не оплачивать сумасшедшие счета за лекарства.

- Подлечившись, вы решили с октября, как говорится, «выйти из тени»…

- И как мощно! Мы 6 лет не давали сольных концертов, и тут сразу гастроли по Прибалтике и Америке. Мы сейчас возвращаемся к нормальной гастрольной деятельности в новом качестве. В Прибалтику везем антикризисный концерт - сборник нового и старого, а параллельно готовим шоу-спектакль, который рассчитан больше на театральные залы, где будут монологи, по которым все соскучились.

- Шо, опять?

- Шо, опять?

- Это будут старые монологи?

- Нет, конечно же, новые. Абсолютно другое качество, более точное попадание. Если честно, я на старые записи смотреть не могу - все время думаю: господи, как это могло нравиться людям?.. Премьерные выступления планируем на весну.

- Когда вы перестали играть и с головой ушли в концерты, многие говорили, что с песнями вы начинаете зря…

- Не зря. Мне нужно было отдохнуть от старых монологов, чтобы сбить ярлыки, которые приклеились к нам. Мы переориентировали публику, нас сейчас воспринимают больше по песням. Но благодаря им мы сделали очень много - не было бы песен, не было бы и «Евровидения». Сейчас же это не возвращение к старому - это возвращение к лучшему. Мы с Инкой (актриса Инна Билоконь, «мама» Сердючки. - Авт.) пытаемся делать новые миниатюры, которые, как мне кажется, будут динамичнее, интереснее, точнее и тоньше. Сегодня я бы ни за что не произнес фразу «Шо воно воняє?», но когда я ее придумал, мне было 17 лет и время было другое.

- Вы полгода отдыхали. Судя по всему, кризиса на себе не почувствовали?

- Так совпало, что в творческий отпуск я засобирался в момент наступления этого самого кризиса. Но остановиться уже не мог. В тот момент я реально перестал соображать, что делаю - просто сам себя загнал. Совпало так. Конечно, стало меньше концертов, но была ситуация, когда я просто посмотрел на себя в зеркало и сказал: «Андрюша, может, пора себя привести в порядок? Может, тебе пора пойти и купить себе новый блайзер?».

- Купили?

- Купил!

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт