Тимур БЕКМАМБЕТОВ: «Я борюсь за жизнь Хабенского и Анджелины Джоли»

Тимур БЕКМАМБЕТОВ: «Я борюсь за жизнь Хабенского и Анджелины Джоли»

- Герои, убитые в «Особо опасном», оживут во второй серии.

В сентябре на экраны кинотетров вышел анимационный фильм «Девять», который он продюсировал.

-  Почему вы, Тимур, решили помочь  американскому дебютанту сделать мультфильм «Девять»?

- Когда-то я мечтал, чтобы так помогли мне… Не случилось. Пришлось самостоятельно всего добиваться. Шейн Акер - очень близкий мне по духу человек.  Я увидел его замечательную короткометражку три года назад в Берлине и сразу понял, что надо делать большой фильм.

- А зачем вам это, вы же прежде всего режиссер?

- Мне интересно. У меня так много проектов, что я физически не успеваю все сделать сам. Режиссер - как невеста на выданье: сидит и ждет… А продюсер сам может инициировать проекты и помогать им - в то время как другой талантливый человек их реализует.

- У нас профессию продюсера ассоциируют прежде всего с поисками финансов…

- Нет, в Америке это не так. Все финансовые вопросы решаются на уровне руководителей студий. Задача продюсера в Голливуде - увидеть  в каком-либо материале перспективу, понять, какая у него аудитория, и соединить аудиторию и материал. И убедить студийное руководство запустить этот проект. Так, наверное, было у нас в советские времена.

Анджелина для фильма Бекмамбетова «Особо опасен» сделала татуировки: на правой руке надпись «Toil» - «Боль», на левой - «Tears» - «Слезы».

Анджелина для фильма Бекмамбетова «Особо опасен» сделала татуировки: на правой руке надпись «Toil» - «Боль», на левой - «Tears» - «Слезы».

- Вы сами анимационный фильм не собираетесь снять?

- Собираюсь! Причем параллельно со съемками своего следующего игрового фильма. Соблазн очень большой - я ведь художник по образованию. Аудитория у такого кино - другая, новая, очень для меня привлекательная. Опыт благодаря фильму «Девять» уже есть. Единственная проблема - отсутствие актеров на съемках. Все-таки актеры для меня - важный компонент творческого процесса. Они что-то придумывают, с ними можно общаться…

- В декабре на экраны выйдет российская картина «Черная молния», которую вы продюсируете.

- Да, это первый отечественный супергеройский экшн. Действие разворачивается в наши дни в Москве, над которой летает на черной «Волге» первый российский супергерой (его играет молодой актер Григорий Добрыгин). Парню приходится спасать Москву от злодея, который собирается ее уничтожить. Картина выйдет в прокат 31 декабря.


Тряпичные герои мультфильма «Девять» сражаются с машиной-убийцей.

Тряпичные герои мультфильма «Девять» сражаются с машиной-убийцей.

И еще одна картина снимается сейчас в Ейске, на родине Сергея Бондарчука и Нонны Мордюковой. Это комедия про детей-беспризорников, которые выигрывают чемпионат России по футболу. Рабочее название - «Колотилов», в главной роли - Константин Хабенский, который играет футбольного тренера.

- Год назад вы попросили меня передать Анджелине Джоли приглашение сняться в продолжении вашего фильма «Особо опасен». 

- Я только что видел ее на премьере «Бесславных ублюдков» в Лос-Анджелесе. Она отчитала меня за то, что я сам ей это не предложил.

- Сценаристам удалось оживить ее погибшую героиню?

- Сейчас они как раз этим и занимаются. Конечно, можно снять этот фильм и без нее. Но она уникальная часть бренда «Особо опасного», его мифа. Поэтому не хотелось бы.

- А герой Хабенского в первой части тоже вроде бы погибал?

- Погибал. Но мы и за его жизнь будем бороться. Сюжет первого фильма строился вокруг сигналов, которые получали герои перед тем, как убить кого-то во имя спасения сотен тысяч людей. Во втором они будут искать источник этих сигналов. К съемкам приступаем в конце января будущего года.

- Сколько собрал «Особо опасен»?

- 342 миллиона долларов. Для меня это было очень важно, ведь первый фильм в Голливуде - большой риск. Но мне, как всегда, повезло.

- Мне нравится слово «всегда»!

- Год-полтора после «Особо опасного» я потратил на задел проектов на будущее - и продюсерских, и режиссерских. Один из них - «Моби Дик». По стилю он чем-то будет похож на «300 спартанцев»: о событиях XIX века мы расскажем современным языком кино. С привычными молодому зрителю музыкой и монтажом.

Другой - фильм под названием «Самый темный час» (The Darkest Hour). Сниматься он будет в России. Это история про то, как инопланетяне высадились в Москве и как с ними боролись наши и американские граждане. Есть у меня и такой еще проект - «Красная звезда» (Red Star). Это комикс про страну, которая называется Объединенная Республика Красной Звезды. Прообразом ее является Советский Союз. В ней живут замечательные молодые герои-патриоты. В то время, когда в Америке была открыта ядерная энергия, в этой республике открыли и используют энергию души. Люди-волшебники живут в декорациях эпохи советской индустриализации 30-х годов. Это такая смесь «Доктора Живаго» и «Звездных войн» в стилистике соцарта. Комикс сделан с большой любовью, без стеба, на вдохновении той эпохой. Если бы вы начали его печатать в «Комсомольской правде», у вас бы отбоя от читателей не было.

Есть еще проект «Тамплиеры» (The Knights Templar) про рыцарей-крестоносцев. Это вампирская история из времен Крестовых походов. Сценарий находится в разработке.

- А «Сумеречный Дозор» уже забыт?

- Я был сейчас на фестивале комиксов в Сан-Диего, где публику больше всего интересовал вопрос: а будет ли «Сумеречный Дозор»?  Я отвечал, что пока не будет, потому что не очень понятно, зачем и как это делать.

- Вы - единственный человек, который может сравнить последствия кризиса в Голливуде и в России.

- Здесь просто пену всю сдуло, которой так много было вокруг. Но все мои знакомые - кто снимал, тот и снимает. А там кризис только начался. Голливуд - как «Титаник», он долго разворачивается. Вот когда развернется, мы и увидим, чем дело закончилось.

Подробней читайте здесь>>

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт