Дайан КРЮГЕР: «Мне повезло - я была с Брэдом Питтом в одной комнате!»

Дайан КРЮГЕР: «Мне повезло - я была с Брэдом Питтом в одной комнате!»

На фотосессиях бывшая модель Крюгер раздевается чаще и охотнее, чем на съемках в кино.

Она явилась мне на следующее утро после каннской премьеры «…ублюдков». Бледная и изможденная после ночной вечеринки, одетая в шорты от Шанель. Ее светлые арийские волосы были собраны в пучок на затылке. Редкая красавица на экране, Крюгер имела какие-то подозрительно мелкие черты лица. Только такие, смекнул я, и выглядят на экране великолепно.

- На красной дорожке в Каннах я была очень напряжена, поскольку еще не видела фильма, - рассказала завсегдатайка гламурных событий, в прошлом году ставшая первой немецкой актрисой, удостоенной чести вести Каннский фестиваль. - Как вы знаете, в Каннах очень требовательная аудитория, которая очень открыто выражает свое отношение к фильму. Но приняли «…ублюдков» настолько хорошо, что я не могла поверить своему счастью. Ни один мой фильм так не принимали!

- Вам нравится глядеть на себя на большом экране?

- Нет, для меня это всегда испытание. Всегда вспоминаешь, как это все снималось. Лично я не могу смотреть на себя отстраненно. Смотрю, как смонтировали, какие дубли выбросили и т. д. В общем, не могу расслабиться и получить удовольствие.

«ТАРАНТИНО НЕ ВЕРИЛ, ЧТО Я НЕМКА!»

- Вы легко получили роль кинозвезды Бриджет фон Хаммерсмарк? - спрашиваю я актрису, чья подлинная фамилия Хайдкрюгер.

- Нет, поначалу все было против меня. Квентин хотел другую актрису на эту роль. Настасья Кински, как говорят, была возможной кандидатурой. Обожает Тарантино и Изабель Юппер,  которая отказалась, поскольку сочла эту роль маленькой. Мою кандидатуру не рассматривали вообще, поскольку Квентин не верил, что я немка! Он знал меня только по американским фильмам. Но, когда Тарантино все-таки убедили, на своем пути в Берлин, куда он меня вызвал, я уже точно знала, что эта роль  моя! Такое случается крайне редко: читаешь сценарий и знаешь, что роль написана именно для тебя. Конечно, он не писал ее для меня, но я знала, что могу быть ему полезна, могу обогатить его замысел. Он просто не мог отдать эту роль другой актрисе, настолько я была подготовлена, настолько я знала, кого буду играть! Так все и случилось: стоило мне встретиться с Квентином, как сразу все срослось.

- Вы снимались у многих режиссеров. Тарантино из них, наверное, самый чокнутый?

- Ой, все они сумасшедшие! Каждый по-своему. Квентин просто совершенно этого не стесняется и больше всех любит кино. Он как ходячая киноэнциклопедия. Энтузиазм брызжет у него через край. Но при этом как режиссер он очень требователен. Ничего не пускает на самотек. Если он не чувствует, что ты выкладываешься на 150%, то не возьмет тебя на роль, будь ты хоть трижды Брэд Питт или Джордж Клуни. Некоторые режиссеры берут звезд, только чтобы угодить студийному начальству, - считается, что в таком случае фильму гарантирована хорошая касса. Квентину все это совершенно по барабану. Он в такой весовой категории, что может себе это позволить.

Тарантино и Крюгер было так хорошо вместе, что они решили сняться для журнала «Плейбой».

Тарантино и Крюгер было так хорошо вместе, что они решили сняться для журнала «Плейбой».

«У МЕНЯ НЕСНОСНЫЙ ХАРАКТЕР»

- Что общего между вами и фройляйн фон Хаммерсмарк?

- Во-первых, мы обе немки. Во-вторых, я люблю фильмы 1940-х годов. Хотя мы с Квентином и решили ни в чем не пытаться подражать Марлен Дитрих. Думаю, прежде всего Квентин увидел во мне маленькую, изящную блондинку, которая на самом деле лишь прикидывается утонченной барышней. Ведь на самом деле я очень сильная и у меня довольно несносный характер. Думаю, его впечатлила моя настойчивость, да и наши точки зрения на роль совпали.

- Почему, по-вашему, всех так возбуждают образы кинозвезд прошлого?

- Женщины тогда, конечно, были очень гламурными, но, думаю, все это ностальгия. Лет через 20 кто-нибудь обязательно вздохнет: ах, где же сейчас такие женщины, как Рене Зеллвегер? Не поймите меня неправильно, я люблю тот период, но наше отношение к нему основывается во многом на штампах и клише.

- Вы хотели бы жить в 1920 - 1930-е годы, если бы не было войны?

- Я бы сказала «да», если бы речь шла только о гардеробе. Но, поскольку у женщин в те годы не было права голоса, не думаю, что я со своим характером пришлась бы по душе тогдашнему обществу.

- После «…ублюдков» есть ощущение, что вам все по плечу?

- Хотелось бы в это верить. Чувствую, что я повзрослела. То, что такой режиссер не просто выбирает тебя на роль, но и считает тебя своим единомышленником, конечно, придает уверенности в своих силах.

- Он ведь никогда не учился в киношколе. Это чувствуется?

- Я актриса, не мое дело в дипломы заглядывать. У Николаса Кейджа тоже нет никакого образования, и что с того? От этого он не стал хуже артистов с классическим образованием. 

- Вы второй раз работали с Брэдом Питтом?

- Да, но в «Трое» у нас не было совместных сцен. Моим партнером был Орландо Блум.  С Брэдом мы, конечно, были знакомы, но по-настоящему в работе встретились только у Тарантино. Вообще просто быть с ним в одной комнате - уже классно! А уж работать!.. Благодаря таблоидам весь мир знает про него почти все, но мне повезло познакомиться с ним как с актером, делающим то, что ему больше всего по душе.

«ИГРАЮ НА ТРЕХ ЯЗЫКАХ»

- Вы чувствуете себя дома в Америке?

- Да. Я хоть и родилась в Германии, но полжизни прожила за границей. То, что я могу играть на английском, французском, немецком, снимаясь в разных странах, я считаю большой привилегией. До съемок у Тарантино лучшие свои роли я сыграла во Франции. Очень люблю французское кино, чувствую себя европейкой, но и Америку очень люблю. И хотя я не собираюсь окончательно туда переезжать, мне очень по душе американский образ жизни. Это потрясающая страна: после стольких лет запугивания арабскими террористами ее народ может взять и избрать президентом человека по имени Барак Хусейн Обама!

- Когда вы были более рады - когда узнали о победе Обамы или когда вас утвердили на роль у Тарантино?

- Пожалуй, все же когда избрали Обаму! Я была на выборах в Нью-Йорке и впервые почувствовала надежду на изменения, которой было лишено мое поколение. 

- Квентин, как известно, неравнодушен к женским ступням…

- Он никогда не признается в этом! Наверное, я не самый прилежный его поклонник, потому что даже не слыхала о такой его странности. Но в одной из сцен, которую мне нужно было играть босиком, заметила, что он снимает крупным планом мои ноги, а не лицо. Я подошла к нему за разъяснениями. И он набросился на меня: «Все, что обо мне говорят, это неправда!». «Ты уверен?» - спросила я его. 

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Дайан КРЮГЕР (урожденная Хайдкрюгер) родилась 15 июля 1976 года в Нижней Саксонии. Занималась художественным танцем в Лондонском Королевском балете, но в 18 лет травма положила конец ее балетной карьере. В 1990-х годах была в Германии топ-моделью. По приглашению Люка Бессона перебралась в Париж, где и стала актрисой. Была замужем за молодым французским актером и режиссером Гийомом Канне.

5 лучших фильмов Крюгер:

  • «Троя»
  • «Сокровище нации»
  • «Переписывая Бетховена»
  • «Счастливого Рождества!»
  • «Бесславные ублюдки»
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт