Рената Литвинова сделалась феей

Рената Литвинова сделалась феей

Комментарии: 2
Кадр из «Мелодии для шарманки»: Рената Литвинова пыталась поработать волшебницей, да ничего у нее не вышло.

Новую картину Киры Муратовой «Мелодия для шарманки» (она представляет в конкурсе ММКФ Украину) уже сравнивают с ее знаменитым фильмом-диагнозом «Астенический синдром», потрясшим наше общество в перестройку. В «Мелодии…» Муратова снова ставит убийственно точный диагноз. Но делает это, однако, отнюдь не в форме радикального манифеста. В качестве жанровой рамки Муратова выбирает рождественскую сказку «по мотивам» тех, что писали Диккенс и Ханс Кристиан Андерсен.

По заснеженным улицам Киева, заглядывая в чужие благополучные окна, бродят в поисках отца голодные дети - брат и сестра, после смерти матери сбежавшие из дома, чтобы избежать разлуки в приютах. Но дети, работающие профессиональными попрошайками и «озвучивающие» тот же текст, что и  реальные сироты, имеют гораздо больше шансов получить милостыню. Зажравшиеся клиенты супермаркета, ради развлечения ворующие с полок деликатесы, пользуются полной безнаказанностью, а несчастную сестрицу Аленушку, похоже, упекут в колонию за попытку стащить для брата буханку хлеба.

Рождественская история, разумеется, невозможна без волшебства. И оно случается, когда персонаж Олега Табакова, приметив замерзающего мальчика, присылает за ним свою жену - Ренату Литвинову, выступающую в качестве сказочной феи. Но свидания с феей не состоится. В жизни некоторых людей чудес не случается, настаивает Муратова. В то время как жизнь других - сплошная сказка. Справедливости не ищите. На судьбу обижаться бессмысленно. Все претензии - наверх.

Наверх апеллирует и российский режиссер Александр Прошкин («Холодное лето 53-го...»), в своем фильме, наоборот, утверждающий, что в жизни, какой бы она ни была, всегда есть место чуду. В центре его трагикомедии под соответствующим названием «Чудо» -  события, развернувшиеся в Самаре в 1956 году. Не дождавшись приезда кавалера на день рождения, героиня картины, комсомолка по имени Татьяна, пустилась в пляс с иконой Николая Чудотворца да и застыла с нею в руках, неожиданно впав в кому. Так и простояла она 128 дней, сея вокруг себя смятение и священный ужас. Впервые об этой истории поведала «Комсомолка» (см. kp.ua). По отношению к этому невероятному происшествию проявляют себя основные действующие лица картины. Журналист областной газеты, приехавший писать разоблачительный фельетон на тему религиозного фанатизма (см. мнение  Константина Хабенского о фильме). Местный священник (Виктор Шамиров), которого уполномоченный по делам религии (Сергей Маковецкий) ставит перед дилеммой: либо объявить пастве, что никакого чуда не было, либо попрощаться с храмом, который грозятся переоборудовать в Дом культуры. И, наконец, Никита Сергеевич Хрущев собственной персоной (Александр Потапов), быстро разруливший безвыходную, казалось бы, ситуацию. Итак, чудо возможно, утверждают Прошкин и сценарист Юрий Арабов («Юрьев день»). Только готовы ли к этому люди? И нужно ли оно системе, какой бы либеральной она ни была?

ДОСЛОВНО

«Волшебную палочку я оставила себе»

- Я согласилась сниматься в картине, не читая сценарий, - рассказала нам Рената Литвинова. - Хотя у меня тут небольшая роль, все равно было очень приятно. И наряд такой красивый! Этот мех, кудри, волшебная палочка… Я ее оставила себе.

Здорово было снова работать с Кирой Муратовой. Я знаю Киру как убежденного атеиста, но она намного добрее и благороднее, чем некоторые верующие люди. Очень боюсь, что она больше не будет снимать - нет денег сейчас на кино.

Мы постоянно сталкиваемся с людским равнодушием. Хотя я до сих пор не могу пройти мимо, если кого-то бьют. Но мне кажется, это больше болезнь мегаполиса. В деревнях люди более открытые, готовые прийти на помощь. Тут - более разобщенные. Я, например, ненавижу мобильные телефоны, компьютеры и прочие средства технического прогресса, которые нас уже поработили и делают дальше от любимых людей. Личное общение намного ценнее…

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Константин ХАБЕНСКИЙ: «Не дай нам бог с таким столкнуться...»

Кадр из «Чуда»: журналист в исполнении Хабенского приезжает в город писать антирелигиозный фельетон, не догадываясь, что история с окаменевшей девушкой - святая правда.

- Единственная сложность, с которой я столкнулся во время съемок «Чуда», - то, что я, как любой актер, пытался спрятать себя за какими-то штучками, придумками. От этого сложно обычно отказаться. Но режиссер жестко пресекал все мои такие попытки - хотел, чтобы я был собой, - за что я ему сейчас очень благодарен, когда увидел результат. А про фильм...

Столкнемся мы с подобной ситуацией в жизни или нет (имеется в виду, когда надо выбрать: соврать, как героям фильма, во имя какой-то идеи или сказать правду. - Ред.) - но это ситуация, в которой себя можно проверить. Ну а кто сталкивался и кто, скажем так, извлек из этого какие-то уроки, тот, безусловно, внутренне обогатился.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансия преподаватель других языков Киевизменениякупить билет в кино онлайн