Лилиана ФЕСЕНКО, Фото Максима ЛЮКОВА. (16 июня 2009)
Телеведущий Алексей ЗОТИКОВ: «На месте кинотеатра «Зоряный» начинался квартал веселых девиц, куда захаживали Шевченко и Гоголь»

Телеведущий Алексей ЗОТИКОВ: «На месте кинотеатра «Зоряный» начинался квартал веселых девиц, куда захаживали Шевченко и Гоголь»

И почему напротив «Зоряного» лежачее настроение?

Мы встретились около кинотеатра «Зоряный». Алексей пояснил, что с этого места начинаются Кресты и Ямки.

«ВЕСЕЛЫЙ ПЕЧЕРСК ОПИСАН В ПОВЕСТИ НИКОЛАЯ ЛЕСКОВА»

- В 1830-х годах центром пребывания «жертв общественного темперамента», как называли тогда проституток, был Андреевский спуск, - начал экскурсию Зотиков. - Там девочки принимали клиентов в «шевченковских хатках», а с Житнего рынка им приносили провизию. Когда же на Андреевском начались жуткие драки студентов духовной академии и семинаристов с мастеровыми,  тамошняя полиция спугнула и «веселых девочек». Большая их часть переехала на Печерск. В 1830-40-е годы, во времена Пушкина и Гоголя, вся киевская проституция получила титульную прописку - урочище Кресты. Вероятно, здесь находились часовня с небольшими куполками либо колодец, над которым тоже ставили крест. Это было в  незапамятные времена, может, при Екатерине. Но название Кресты прочно закрепилось за этой местностью. Кресты начинались от нынешнего «Зоряного», где хатки веселых  «крестовых девчат» лепились по склону в направлении Кловского спуска. А от жилого здания номенклатуры конца 60-х годов и Печерской райадминистрации начинается другой злачный район, тоже застроенный «шевченковскими хатками», - Ямки. Но это не та Яма, что описана Куприным. На самом  деле первые настоящие Ямки существовали  на Печерске с начала XIX века, а их расцвет пришелся на 1850-е годы - перед строительством новой Печерской крепости. Эти времена Киева прекрасно описаны Николаем Лесковым, классиком русской литературы. Лучшие десять лет его жизни прошли в Киеве. Позже он говорил: «Выучил меня не мой родной Орел, именно киевский я». Писатель всегда отдавал предпочтение Малороссии перед русской деревней, когда создавал жуткие детективы. Его отец работал следователем уголовного суда, и сам он тоже начинал карьеру  в уголовной палате Орла. Поэтому вся «уголовка» - расчлененки, отрезанные головы погибших - была его бытом, на котором он поднялся как русский Шекспир. Лесков описывал страсти в антураже русской действительности, но если надо было набросать пейзаж или передать момент счастья, он всегда брал украинские картинки. А в поздней прозе крутился вокруг Киева.

«КИЕВСКАЯ ЖЕНА ЛЕСКОВА ЗАКОНЧИЛА ЖИЗНЬ В СУМАСШЕДШЕМ ДОМЕ»

Здесь произошла его первая страшная драма, отразившаяся на всей жизни. Молодой Лесков женился на Ольге Смирновой - дочери крупного киевского чина и очень состоятельного человека. У них родилось двое детей. Первый ребенок умер в младенчестве на постоялом дворе, потому что мать за ним не следила, жизнь дочери Веры была неприкаянной, и только сын Андрей  от второго брака оказался успешным. Он создал жизнеописание отца, вырос серьезным человеком. Но вернемся к первой жене. Это была жутко избалованная девица, которая ничему не могла «дати ради»: распорядиться слугами, сама что-либо устроить. Женщина оказалась настолько оторванной от реальности, что последние 35 лет провела в московском сумасшедшем доме. Лесков с ней прожил всего 5-6 лет, но это дало ему немало. Посудите сами: написал почти 100 томов сочинений! А ведь дети и книги делаются из одного материала. Так что в Лескове изначально было очень много жизни.


На Печерском рынке работают весы Фемиды.

На Печерском рынке работают весы Фемиды.

Свою личную драму писатель воплотил  в жутком произведении - «Леди Макбет Мценского уезда»

Зотиков показал в сторону Печерской администрации, в направлении улиц Лейпцигской и Цитадельной, и продолжил:

- Ямки были киевским Лас-Вегасом. Там по хаткам поставили столы с зеленым сукном и организовали игорный бизнес. Когда строилась новая Печерская крепость, этот квартал перенесли за Новые Васильковские ворота, в сторону Черной горы. Но в 1840-50-х годах XIX века на Кресты к девочкам успели походить и Шевченко, и Гоголь.

- Николай Васильевич ведь был девственником…

- Не думаю. Он Овен по гороскопу, а там девственников не бывает. Дело в другом: говорят, что у Гоголя был сифилис, именно поэтому он был такой воздержанный в личной жизни.

Алексей пригласил пройтись в направлении улицы Цитадельной и продолжил свой рассказ:

- Бульвар Дружбы Народов при Мазепе назывался весьма символично: Буерак Душегубица. В направлении этой Душегубицы от Крестов шли Старые Ямки. А рядом располагались «гармызы» - гарнизоны нескольких полков, включая жандармский.  И изо всех казарм солдаты и стражи порядка ходили на встречи к «крестовым девчатам» и в казино, где проигрывали казенные деньги. Ведь соблазн был жуткий! Стремясь облагородить Кресты и Ямки, вдова русского офицера Матрона Егорова, приехавшая сюда из Болгарии и прожившая на Печерске 20 лет, добилась, чтобы на углу улиц Рыбальской и Московской была заложена Введенская община…   

Нашу беседу прервал раскатистый звон колоколов. 

- Этот - лаврский! Мы ведь пришли на улицу Цитадельную, 42. Именно в этом месте в течение сотен лет был выезд из Киева в направлении Василькова - пограничного перешейка между Московским царством - после унии России и Украины при Богдане Хмельницком - и Речью Посполитой. А в Древней Руси отсюда выходили пешие полки воевать с Византийской империей. От этого периода осталось только название магазина «Васильковские ворота», поскольку самих ворот нет уже 140 лет.

«ГЕНПРОКУРАТУРА ПОСЕЛИЛАСЬ В РАЙОНЕ БЫВШИХ МЯСНИКОВ»

Далее Алексей предложил пройтись к Печерскому рынку. Покупателей в это утро было немного, зато продавцы со всех сторон умоляли попробовать клубнику, горками выложенную на прилавке. Сославшись на аллергию, мы прорвались к зданию Печерского суда. 

- В этом районе была большая Печерская лужа. Она подступала к Печерскому рынку со стороны улиц Резницкой и Рыбальской. Тут в старину находились мясные и рыбные ряды Печерского рынка. Резницкая -  ряды резников (мясников) - стала местом прописки нынешней Генпрокуратуры. Стоит подумать о сходстве функций этих заведений… А на Рыбальской жил знаменитый квартальный надзиратель 1840-х годов  -  Иван Дионисович или Дионисий Иванович. Лесков написал о нем в повести «Печерские антики» -  главном произведении о Киеве, где показал свою юность с 1849 года, когда он приехал в Киев. Он работал в комиссии по рекрутскому призыву, в присутственных местах между Софией и Михайловским Златоверхим, а жил в доме на Малой Житомирской, 20. На Печерск Лесков ходил к своим приятелям по Орлу Шияновым и к их дяде Николаю Семеновичу. Нынешняя улица Лескова называлась до 1940 года Большой Шияновской - в честь этого дяди. Это был уважаемый человек, в больших чинах. С его племянниками Лесков бывал на Крестах и в Ямках. Вместе они ходили на Днепр, где разговаривали о философии, литературе, мечтали о великих делах, несмотря на тяжелое время после разгона Кирилло-Мефодиевского братства. Лесков дружил также с местными архиереями и переписывался с ректором Киевской духовной академии Филаретом Филаретовым. И тот писал ему отсюда через 25-30 лет: «Николай Семенович, нет уже того Киева, забудьте о нем. Никаких теперь мечтаний, а если есть мечтания и суждения о людях, то лишь о банках и о том, кто сколько денег стоит». 

СПРАВКА «КП»

Алексей Зотиков – кандидат исторических наук. По его сценарию снят фильм Александра Роднянского «Прощай, СССР-2», удостоен «Ники». Позже появился цикл киевских зарисовок «Дай пять», ежедневно выходящий на канале ТЕТ. А к 200-летию Пушкина он снял сериал о великом поэте.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт