Дарья ЗАВГОРОДНЯЯ. Фото Андрея КАРА. (5 июня 2009)

Виктория Токарева написала книгу о романе с Данелия? ВИДЕО Комментарии: 5

Десятки фильмов сняты по ее произведениям. Федерико Феллини, прочитав ее книгу, сказал: «Какое доброе дарование. Она воспринимает жизнь не как испытание, а как благо».

«Раньше я была тщеславной… А теперь нет». Она легко признается, что не была кристально верна мужу и это взаимно: «Вы знаете, муж от меня никогда не уходил. Герои моих личных романов меня бросали, бывало. И я переживала. Но не сильно, потому что дома-то все в порядке…»

Проиграли обе: и жена, и любовница

Сила женщины - в активной жизненной позиции.

Сила женщины - в активной жизненной позиции.

Но все-таки был в ее жизни роман, который она переживала сильно. Его героем был режиссер Георгий Данелия. Соперницей - гражданская жена Данелия актриса Любовь Соколова. Об этом треугольнике много судачили. Особенно после фильма «Мимино», над которым Токарева и Данелия работали вместе (как и над многими другими). В общем, посудачили и забыли. Георгий Николаевич остался в семье. А несколько лет спустя вдруг ушел от Соколовой к третьей - юной студентке ВГИКа Галине. Как это часто бывает: мужчина испытывает страсть к любовнице, а к жене - не менее сильное чувство вины. И - увы - уходит к совсем новой женщине. Четверть века спустя Галина признавалась в одном из интервью, что Соколова отреагировала спокойно: «Люба собрала вещи и переехала в квартиру на Соколе. Сцену закатила Виктория Токарева… Узнав, что Георгий Николаевич женится на мне, она кричала ему: «У нее есть сын! Она еще та штучка! В конце концов она некрасивая!» О годах знакомства с Данелия Виктория рассказывала журналистам, не скупясь на комплименты его таланту и обаянию. А о расставании с ним - всегда молчок. Видимо, эта история засела ржавым гвоздем в сердце писательницы. И недавно Виктория Самойловна решила вырвать этот «гвоздь»: написала повесть «Дерево на крыше», в которой довольно крепко приложила некоторых участников драмы.

- Эту книгу можно назвать самой биографической?

- Писателю свойственно эксплуатировать свою жизнь. Моя душа распылена во всех книгах.

- А вот главный герой (прототип - Георгий Данелия. - Авт.). Вы очень тонко и точно описываете состояние мужчины, который мечется между чувством и долгом. У меня такое было с папой.

- Ну какая женщина без мужчины? Как можно писать о женщине и не писать о мужчине? Это невероятно.

- А у вас никогда не было мысли развестись, начать новую жизнь?

- Ой, вы знаете, эти мысли, конечно, посещали и меня, и моего мужа. Мы, конечно, хотели какой-то иногда иной участи. Но он не нашел никого лучше, чем я. И я не нашла никого лучше.

- Вы очень рано вышли замуж и всю жизнь вместе.

- Да. Мне было 18, и я влюбилась. Чего думать! Я жила в Ленинграде. А он туда приехал в командировку к нашей знакомой, и эта знакомая сказала маме: «Пускай твоя дочка в театр его сводит…» И вот мы увидели друг друга… Ой, какой он был красивый! Когда он поднял на меня свои синие, огромные глаза… А у него еще были брюки-дудочки. И ботинки, «на манке» это называется… такой каучук… Я даже не поверила своим глазам! Такая роскошь! Ботинки «на манке», большие глаза… Тарзанистый такой… Любовь с первого взгляда!

- А у него тоже? Он тоже с первого взгляда?

- Может быть. Я в ранней молодости себе очень нравилась. Не знаю, была ли я красивой, но я всегда на себя смотрела. Вот я его увидела, обомлела и вышла замуж. А если бы еще там подождала лет пять - семь, уже стала бы перебирать. Я бы уже перестала быть глупой.

- Зато у вас дочь-красавица, внуки теперь…

- Зато! Зато у меня книги! А вы все какие-то глупости!

Феллини слышал шаги Командора…

- Кстати, вы были лично знакомы с Федерико Феллини. Он пригласил вас в гости. Я читала «Римские каникулы». Как вас выпустили-то в Италию? В советское время.

- Нет, мы ехали уже после перестройки. Но и до перестройки я была в Италии, об этом моя повесть «Сентиментальное путешествие». Я написала, как у нас в группе один парень сбежал.

- А как же недоглядели эти самые в галстучках…

Книги известной писательницы Виктории Токаревой - многотомная энциклопедия житейской мудрости.

Книги известной писательницы Виктории Токаревой - многотомная энциклопедия житейской мудрости.

- А он для того, чтобы им глаза замазать, стал за мной ухаживать. Якобы он увлечен, и они решили, что он увлечен, никуда не денется! Оказывается, он совершенно не был увлечен. Он просто хотел убежать! И так меня использовал в своих целях.

- А Феллини как вам?

- После того как мы с ним познакомились, он через полгода умер. Он был, во-первых, старик. А во-вторых, мне казалось, что он слышал вот эти шаги Командора… Он шаркал и смотрел впереди себя… Это ощущалось…

Тодоровский был прекрасным зятем!

- Вы всегда хвалили зятя Валерия Тодоровского, а теперь они с вашей дочерью развелись….

- От него мне остались двое внуков. Сам он личность харизматическая. Он очень хорошо говорит и очень умный. И это все передалось детям. Они очень харизматические, умные и красивые. Я думаю, что большего мне не мог бы сделать ни один человек! Оставить качественных, классных, породистых внуков. Понимаете? А что касается функции зятя, то зять вообще величина переменная. Сейчас один зять, а потом, глядишь, другой зять… Другой тоже очень симпатичный. Поэтому никаких сожалений нет, отношения просто перешли в новое качество. Сейчас я его хвалю еще больше. Он оказался поразительно порядочным человеком и так роскошно развелся, что, как говорят, дай бог каждому.

Во-первых, интеллигентно. Во-вторых, он никого не забыл. Тащит всех материально.

Понимаете ли, все плохое он унес с собой, а все замечательное оставил. И занимается детьми гораздо лучше, чем тогда. Сейчас у него есть время на них. И потом идея этого развода все-таки принадлежит не ему.

О коллегах

- Без таланта ничего не будет. Хоть с утра до ночи сиди. А иногда даже не знаешь, что в тебе этот талант есть, а он потом - раз, и возникнет. Как Толстая говорила, она в 37 лет села, опустила голову и стала писателем.

Когда Виктория рассказала родным, что Феллини пригласил ее в Рим, родные решили, что она шутит.

Когда Виктория рассказала родным, что Феллини пригласил ее в Рим, родные решили, что она шутит.

- Ну Дарья Донцова в сорок с чем-то.

- Она мне очень мила сама по себе, она очень нежный человек, очень доброжелательный, с ней поговоришь, так жить хочется, но читать не могу. Хотя я очень рада за нее, за то, что она так плодотворно работает. Вы знаете что: юмор - это вообще главное. В человеке есть два основных качества - ум, который хорошо бы, чтобы был. На всякий случай. И юмор. Вот это тоже свойство ума. Есть такое слово - остроумие. Просто ум и острый ум. Но у меня-то большого ума нет.

- Ну прямо…

- Вы знаете, есть серьезные интеллектуалы, писатели. Я к ним не отношусь. Я дружу с Улицкой. Я не могу сказать, что я с ней часто общаюсь, но каждый раз, когда ее вижу, я счастлива. Потому что она человек талантливый, благородный и умный. Юмора больше у меня, а ума больше у нее. Я независтливая.

КСТАТИ

«Когда мы встречались с Георгием - все заливалось радостным светом»

Сейчас Токарева наотрез отказывается обсуждать детали своих отношений с Данелия и его семьей. А когда-то, в 98-м году, в интервью одному питерскому изданию она почти один в один пересказала несколько эпизодов из «Дерева на крыше».

- Мы начали с ним работать… (Сценарий по повести «День без вранья» Токарева с Данелия дорабатывали вместе, так и познакомились. - Авт.)

- Не сразу стал целоваться?

- Нет, не в первый день, где-то на десятый. Сначала мы терпели. Данелия такой ярко талантливый был тогда, что мы садились работать, и мне казалось, будто тучи раздвигаются, выходит солнце и все вокруг заливает радостным светом. Мы заканчивали - солнце пряталось за тучи, и все вокруг опять становилось серым и неинтересным. Это такая штука - не каждый талант тебе подходит, пусть даже он трижды талант. А мы тогда смотрели на мир одними глазами. Вы уж поверьте, в моей жизни много всего было, но те пятнадцать дней - определенно самые счастливые, такие ослепительно солнечные, что просто с ума сойдешь».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт