Евгений АЗЕЕВ, Павел САДКОВ (4 июня 2009, 10:45)
Пелагея столкнулась с предательством

Пелагея столкнулась с предательством

Пелагея: "Я старалась, выкладывалась по полной, мне себя не в чем упрекнуть".

«Вот это голос!» - Думается, Пелагея слышала эту фразу чуть реже, чем «привет». Или не слышала. Потому что чаще всего люди говорят это, прильнув к телевизору. Сначала в КВН, потом на разных концертах и шоу. Впрочем, не так уж часто Пелагея появляется на экранах. Она не поет попсовых песен. Она работает в сложном жанре, в котором народное и современное переплелось. У нее есть несколько «всероссийских» хитов и своя публика, охотно заполняющая залы по всей стране...

Но в последние месяцы о Пелагее говорили непривычно много. Сначала как об участнице одного из самых интересных дуэтов на шоу «Две звезды», где она пела с Дарьей Мороз. А потом о ее скандальном уходе с этого шоу. Мол, не явилась Пелагея на съемки - как быть? Звоним все вместе - телефон отключен. Дарья такая вся расстроенная... Спела напоследок с Татьяной Лазаревой, и все - нет перспективного дуэта.

Мы разыскали Пелагею, чтобы потребовать ответа. Певица лучезарно улыбалась и все рассказала... Требовать ничего не пришлось.

Доверяйте артисту!

- Вас еще в юном возрасте прославил КВН. Это была ваша «дорога в жизнь»?

- Есть много версий (смеется). Кто-то меня в КВН впервые увидел, кто-то на правительственных концертах к 850-летию Москвы. Четкой кампании по раскручиваю проекта «Пелагея» у нас никогда не было. Просто была поющая девочка, потом появилась группа. Народ так и не ассоциировал меня с каким-то определенным жанром, и эта непонятность продолжается - кто-то говорит, что надо петь только романсы, или только джаз, или зачем мне вообще фольклор... И так далее.

- И вы как на это реагируете?

- Я думаю, что артисту нужно доверять. Если Жанна Фриске занимается такой музыкой, Николай Басков - такой, Инна Желанная - такой, это их выбор. Не нравится - у тебя тоже есть выбор - слушай другую музыку.

- Может, все-таки надо себя как-то продвигать?

- Не знаю... У нас ни пресс-команды нет, ни специального администратора. Зачем, если эти функции мы можем сами выполнять? Продюсера в российском понимании этого слова у нас тоже нет. У нас есть музыкальный продюсер - Светлана Ханова, моя мама. И поэтому мы работаем в разных стилях - у нас нет Карабаса-Барабаса, который говорит, что нам делать. Только вот такой генератор идей - мама.

- Чего же такого страшного в администраторе и «машине шоу-бизнеса»?

- Ну в администраторе, может быть, и ничего. А в шоу-бизнесе часто имеет место подмена понятий. Тебе кто-то в самом начале помог, а дальше ты все время должен, обязан, ты несвободен... Продюсерская история - это жесткая кабала. Тебя уже сделали звездой, а при этом у тебя нет слова, ты под прессом человека, который вложил в эту звездность огромные деньги. Ты - участник большого бизнес-проекта. И продюсеру от тебя нужна только прибыль. Поэтому ты должен делать только то, что наверняка скушает широкая публика, никакого свободного творчества... К тебе относятся как к машинке по зарабатыванию денег, и там совершенно не важно, можешь ли ты физически отработать 32 концерта в месяц и как это скажется на твоем будущем.

А мы живем совершенно по-другому: туры не больше 5 городов, концерты через день. Зато все вживую. И это заслуга мамы - никто никогда к нам не подкатывает с кабальными условиями, все уже знают, что тут не получится работать на износ. Потому что мама в первую очередь думает о творчестве и нашем будущем.

Костями рисковать не буду

- Раскрутка вам не нужна. А как тогда вы оказались на шоу «Две звезды»?

- Проектов, где звезд помещают в неожиданные для них ситуации, много, и предложения часто поступают. Но я человек ответственный (смеется) и четко понимаю, что у меня есть главное дело в жизни. Я здоровьем и костями рисковать не готова, лед и цирк - это не для меня. Я не самая ловкая девушка на свете (смеется)...

Мне показалось, что «Две звезды» - в этом смысле самый щадящий по режиму вариант. Но я его раньше не смотрела... Сначала нам сказали о съемках четырех передач. Снимались они за три дня. Ну ладно, мы согласились. Тем более что мне интересно было попробовать себя в разных жанрах, спеть песни, которые никогда у себя на концертах не спою. Интересно было спеть в дуэте - я же всегда солирую. А тут было интересно петь вторым голосом, попробовать свои силы пусть и в маленьком, но новом коллективе. На этом проекте не вмешиваются в выбор песен - была возможность проявить свой вкус, как-то по-новому преподнести известные песни... И я нормально в этой истории себя чувствовала, было интересно.

- Ну и как вам в роли учителя?

- Ну «учитель» - это громко сказано. Мы действительно очень много репетировали. Даже придумали ноу-хау - специально записывали для Даши в студии партии всех песен, раскладывали на голоса, чтобы Даше было проще учить. Это очень удобная технология.

И она сделала огромный скачок в вокальном плане. Между тем, с чего она начинала, и тем, что получилось, - пропасть. С такой ученицей хорошо было быть учителем.

- Но в итоге на одной из передач объявили, что вы бросили проект без объяснения причин, на звонки не отзываетесь, всех подставили...

- Ну да... Оказалось, что проект долгий, совсем не четыре выпуска. Нас об этом «забыли» предупредить. Мы и договор подписали на три съемочных дня... Записали первые четыре песни и решили с Дашей, что этого достаточно. Что хотели, сделали, у меня была впереди запись альбома и презентация, у Даши свои планы... Нас стали уговаривать еще на пять песен... Даша была «очень против», она не хотела больше. Мне не хотелось портить отношения на проекте. Тогда у нас начались первые конфликты с Дашей. Причем именно из-за того, что она больше не хотела петь.

- Но потом не захотели уже вы?

- После последних записей у меня начались жуткие проблемы с голосом. Такого ни разу в жизни еще не было! Я лечилась без перерыва два месяца и не могла восстановиться никак! Об этом все знали - и участники, и организаторы. И я понимала, что либо я отпою свой сольный большой концерт в Москве и презентую давно обещанный альбом, либо отработаю следующие выпуски «Двух звезд». Совместить это было невозможно ни по срокам, ни по состоянию голоса... Выбор для меня был очевиден.

- Вас уговаривали?

- Даже давили. «Нет, ну вот вы сделали пять песен, сделайте еще! Мы вас не отпускаем». Но мы же ничего не обещали, а значит, и не подводили никого! Это мой голос, он на всю жизнь... Да и условия съемок довольно сложные - все по ночам, затянуто до ужаса. Пять передач снимается за три дня! Жуткая нервотрепка... И я, как ответственный человек, серьезно к этому подходила, переживала. И Даша переживала. Мне пришлось выбирать - либо делать все, что захочет руководитель проекта, либо сохранить то, что я делала до сих пор. Я выбрала профессию, восстанавливала голос, под капельницей 10 дней лежала. К фониатру каждый день как на работу. И все равно были потери - альбом так и не удалось записать, вышел только сингл, тур по Сибири пришлось перенести...

- То есть ваш уход из шоу вполне можно было представить совсем по-другому?

- Я предлагала прийти, извиниться в эфире, сказать, что заболела... но там сделали по-другому. Меня решили проучить. В шоу-бизнесе есть люди, которые думают, что им нельзя говорить слово «нет». Я и рада была не говорить, если бы руководители шоу свои слова сдерживали. Нас обещали отпустить с проекта после дополнительно записанных пяти песен. Но не захотели этого делать... Вот и выставили меня на всю страну... предателем, человеком, который просто не пришел на съемки. Даша зачем-то тоже поучаствовала в этом «публичном осуждении Пелагеи». Когда я увидела, как это все было, что она говорила... Я бы так никогда в жизни не поступила.

- Обиделись сильно?

- А вы как думаете? Очень неприятный осадок остался. Я сразу уехала в Израиль лечить связки. Одна. Но даже там люди постоянно подходили и расспрашивали: как же так? Почему ушла? Почему бросила Дашу?

- С Дашей не созваниваетесь больше?

- Нет, конечно.

- Сейчас жалеете, что пошли на «Две звезды»?

- Нет. Это был интересный опыт. Там прекрасные люди работают, артисты все превосходные товарищи. Я старалась, выкладывалась по полной, мне себя не в чем упрекнуть. А Даша... Своим участием в «наказании» меня перечеркнула наши добрые отношения, возникшие в период съемок: мы всегда старались сделать так, чтобы ей было комфортно петь и чтобы она не проигрывала в дуэте с «поющим» артистом... У нее был выбор не участвовать в этом балагане, испугалась ли она «начальников» шоу или вообще считает, что это нормально - вот так отплатить за заботу о себе, мне неведомо.

Мне почти все участники звонили, говорили: «Поля! Как же это так? Это же неправильно!» Только не Даша. А ей достаточно было сделать один звонок, я бы поняла ее.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа бизнес-консультантом в харькове