Лилиана ФЕСЕНКО, Фото Максима ЛЮКОВА. (26 мая 2009)
Хореограф Амадор ЛОПЕС: «В отличие от католических церквей киевские поражают своим богатством и праздничностью»

Хореограф Амадор ЛОПЕС: «В отличие от католических церквей киевские поражают своим богатством и праздничностью»

Амадор не устает удивляться красоте Киева.

 Сразу решили, что это к удаче, и направились к Кирилловской церкви. Амадор приехал на ярко-красном джипе, очень соответствующем его венесуэльскому темпераменту. А наряд из джинсов, похожих на шаровары восточных воинов, и пестрого этнического реглана сразу выдал в нем выходца из экзотической страны. К древнерусскому храму наш герой поднялся пешком, почитая религиозные святыни.

Кирилловская церковь работает как музей, и ее сотрудники сразу узнали звездного гостя. Две милые женщины рассказали, что за собственные средства устроили перед церковью большую клумбу и сейчас занимаются ее усовершенствованием. Они очень удивились, что гибкий на экране Лопес оказался в жизни довольно упитанным молодым человеком. Наш гость в это время невозмутимо любовался древнерусской плинфой в портале храма XII века.

«ПОСЛЕ ВЕНЧАНИЯ ПРИШЛИ С ЖЕНОЙ В СОФИЮ КИЕВСКУЮ»

- Вы помните, когда впервые попали в Кирилловскую церковь? - спросила я Амадора. 

- 9 лет назад, когда впервые приехал в Украину. Наш тренер устроил небольшую экскурсию по Киеву, объяснив, чем отличается православная церковь от католической. Ведь в Венесуэле все католики. Помню, как я удивился пышному убранству православных храмов. У вас очень много золота, прекрасных росписей. В наших костелах тоже очень красиво, но не так празднично.

- Какие у вас самые большие праздники?

- Я католик, и для нас один из самых больших праздников - святая Мигеля. Это как ваша Пасха. Затем Рождество 24 декабря. Чем наши храмы отличаются от ваших церквей? У нас можно сидеть, а у вас - только стоять. Но мне все равно, где я нахожусь - в православной церкви или католической, не важно - стоять или сидеть. Главное, чтобы Господь был все время с тобой. Ведь в Библии говорится: «Бога можно найти даже под камнем». Поэтому для общения с Богом важно, чтобы он жил в душе человека. Но как турист я способен понять, у кого богаче церковь, где красивее и красочнее, где какая роспись.

- А какие церкви в Киеве вы посещали?

- Мы с женой сначала венчались в католической, но потом были в Софии Киевской и поставили там свечку. Михайловская площадь просто поразила красотой. Моя мама приехала в Киев на свадьбу и была в шоке от красоты украинских храмов.

- А кто ваша жена?

- Ее зовут Света, она украинка. Мы с ней уже 5 лет вместе и 4 года как женаты. Она тоже хореограф, и у нас совместный бизнес - танцевальная студия. Света занята в шоу-балете и поет со мной в группе. Она моя вторая половина, правая рука и на сцене, и дома.

- А дети есть?

- Пока нет, но планируем. Просто под ее опекой 200 детей, которых нужно воспитать и научить танцевать, ведь она преподает. Да и нужно иметь дом. Мы хотели купить квартиру, чтобы все было красиво, но главное - чтобы присутствовала любовь, а потом и дети появятся.

«ЧТОБЫ БЫТЬ ХОРЕОГРАФОМ, НУЖНО СТАТЬ НЕМНОЖКО СУМАСШЕДШИМ»

Из музейного двора по узенькой тропке мы вышли к трапезной Кирилловской церкви, которая находится на территории Павловской больницы. Ведь в 1786 году Кирилловский монастырь, который развернулся вокруг храма, прекратил свое существование, а на его территории начала действовать богадельня. Большинство из ее строений сохранились до наших дней. Ими пользуется психоневрологическая больница им. Павлова, которую частенько называют Кирилловской. Здесь в разное время лечились многие выдающиеся деятели науки, в том числе Врубель, фрески и иконы которого украшают Кирилловскую церковь.

Когда мы вошли на территорию больницы, к Лопесу вдруг подошел душевнобольной мужчина, продемонстрировав свою прическу «ирокез», и настоятельно пригласил в музей Павловки, где висят его работы. Нашему гостю стало несколько не по себе.


С Лопесом станцуешь даже в Павловской больнице.

С Лопесом станцуешь даже в Павловской больнице.

- Как вы относитесь к душевнобольным людям?

- Хорошо. Я не тот человек, который может обсуждать образ мышления другого человека. Ведь такие люди тоже живут рядом с нами. Они находятся в своем мире, и это хорошо, ведь у них своя точка зрения. Я все время говорю: чтобы быть хореографом, нужно стать немножко сумасшедшим - уметь упорно доказывать остальным людям свою точку зрения. Для создания танца нужна прежде всего уверенность в себе.

- А реальных больных встречали?

- Да, был такой случай, но не здесь, а в Польше. Там сидел больной перед выключенным телевизором и долго-долго смотрел на экран. Он мне говорил, что тот включен, и рассказывал, какие программы ему показывали. Причем настолько уверенно и детально, что я стал сомневаться: может, это я не вижу, что ящик таки включен? Были там и пациенты, разговаривающие по телефону, в то время когда у них его не было. Иногда стоит задуматься: кто из нас сумасшедший - они или мы? Если они могут видеть то, что нам не дано, значит, что-то там есть.

- Они видят параллельный мир?

- Вполне возможно. А мы не можем заглянуть дальше собственного носа. Но чтобы быть художником, хореографом или деятелем другого вида искусства, нужно смотреть не на то, что вокруг, а гораздо дальше.

«ПСИХИАТРИЧЕСКИЕ КЛИНИКИ ВЕНЕСУЭЛЫ ПОХОЖИ НА ПАВЛОВСКУЮ»

- А какие психиатрические клиники в Венесуэле?

- Подобные дома все похожи друг на друга. Тут чувствуется такой покой, очень много зелени. Все для того, чтобы расслабиться и чувствовать себя комфортно.

Мы подошли к старой башне, где Амадор предложил сделать несколько па в латинском духе. Учитывая, что в этом месте никто ничему не удивляется, я неожиданно согласилась. Впрочем, зрителей у нас не было. То ли дождь, то ли обеденный перерыв разогнал всех по палатам. А Лопес продолжал философствовать на тему искусства и шизофрении.

- Сейчас, наоборот, интересна любая сумасшедшая идея. Один хореограф стал знаменитостью потому, что не совсем сошел с ума, а получил от болезни новое дыхание. Он мог видеть чуть больше, чем другие его коллеги, и даже ставить такие танцы, которые никому, кроме него, не были понятны. Но людям это было очень интересно, и они толпами ходили на его представления. Сейчас очень модное направление - джазмодерн, и для того чтобы в нем творить, нужно быть немного психом. Мало того, в балете появилась сама тема психбольницы, потому что там очень ярко выражена личность человека, разные яркие образы.

Выбравшись из стен Павловки, мы спустились вниз, перекрестившись на купола Кирилловской церкви. И мне подумалось: может, для искусства быть психом и полезно, но в жизни самое страшное - это потерять разум…

СПРАВКА «КП»

Амадор Лопес родился в Венесуэле. С детства занимался спортом и хореографией. В 1999 году окончил Международную академию танцев им. Марджори Флорес в Венесуэле. В 2000-ом - стал чемпионом мира по фехтованию.  После этого приехал в Украину на учебу в Национальном университете физического воспитания и спорта. Сейчас Амадор Лопес - один из самых известных хореографов в сфере шоу-бизнеса. Под его руководством в 2006 году основан шоу-балет Rumbero’s, который славится умением завести зрителей своим темпераментом и настроением.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт