Последние слова Янковского со сцены в спектакле «Женитьба»: «Как жаль уходить от вас. Прощайте!..» ФОТО

Последние слова Янковского со сцены в спектакле «Женитьба»: «Как жаль уходить от вас. Прощайте!..» ФОТО

Комментарии: 6

И родной театр «Ленком», и публика, и многочисленные поклонники Олега Янковского, да и он сам до последнего верили в чудо. Ездил к медицинским светилам в Германию лечиться, а когда самочувствие немного улучшалось - приходил в «Ленком» играть спектакль. Сцена тоже для него была своего рода лекарством...

Я видела его на сцене «Ленкома» в феврале, накануне его дня рождения. Он играл в «Женитьбе» одного из женихов - моряка Жевакина. Из-за тяжелой болезни был вынужден прервать работу в театре на 1,5 месяца. Но съездил в Германию, подлечился и снова вернулся на сцену.

Стоило Янковскому войти в театр - элегантному, с неизменной трубкой во рту, - и все опасения и тревоги рассеялись. Янковский все тот же: блистательный актер и, как стало тогда понятно, мужественный человек. К началу спектакля никто уже не сомневался, что «Женитьба» пройдет, как обычно, блестяще и зал будет аплодировать стоя. Все надеялись, что после возвращения Янковского на сцену его здоровье поправится. И только безнадежный пессимист мог услышать личную интонацию в словах, которые говорит на прощание его Балтазар Балтазарович: «Как жаль уходить от вас. Прощайте!..».

...В последний раз он вышел на сцену в апреле, хотя плохо себя чувствовал. А через несколько дней попал в больницу: открылось кровотечение.

Два последних дня Янковский лежал в больнице уже без сознания. И все равно мы надеялись на чудо, еще вчера, когда сотни москвичей пришли в кинотеатр «Художественный», где открылась ретроспектива фильмов Янковского, ждали, что главный герой выйдет на сцену со своей фирменной улыбкой и подарит надежду, что встречи с ним пройдут еще много раз.

В среду утром стало понятно, что праздника больше не будет. Всенародный кумир Олег Янковский к нам больше не придет.

Анастасия ПЛЕШАКОВА.

ЗВОНОК В «ЛЕНКОМ»

Главный режиссер театра Марк ЗАХАРОВ: «Олег формировал наш театр»

- Марк Анатольевич, примите соболезнования от «Комсомольской правды». Наверное, от нас ушел не только великий актер…

- Да. Ушел Друг. Он был, по сути, строитель «Ленкома». Почти 40 лет мы с ним работали. Когда я только возглавил новый, неизвестный театр, Евгений Леонов как-то сказал мне, что в Саратове есть прекрасный актер. Я поехал туда, увидел Олега в роли князя Мышкина. У меня не было сомнений, брать или не брать. Это был очевидный гений, хотя к этому определению отношусь с осторожностью. Ко всем прочим достоинствам Олега у него удивительное обаяние.

Практически получается, он активно формировал коллектив «Ленкома». Уговорил Чурикову прийти к нам. Конечно, в формировании таланта Янковского большую роль сыграли мастера уровня Ролана Быкова. Сыграв с таким гением, Олег пришел к нам, обозначенный некой непостижимой печатью.

Первая роль Янковского у нас в театре была в спектакле «Автоград ХХI». Не скажу, что это был шедевр. Автозавод, строительство, песни... Янковский, абсолютно не умея петь, говорил речитативом. Стоял на сцене вместе с ансамблем, они ему какими-то щипками и легкими ударами в спину отсчитывали такты, чтобы он вовремя выкрикивал слова… 


Снимок сделан в гримерке актера во время последнего интервью «КП» в 2008-м.

Снимок сделан в гримерке актера во время последнего интервью «КП» в 2008-м.

А на «Мюнхгаузене» и некоторых других фильмах Олег превратился в очень большого мастера. Ему еще помогало то, что он очень фотогеничен. Знаете, есть актеры, которые могут хорошо сыграть, но на них свет надо ставить долго, чтобы лицо обрело обаяние. А Янковского как ни снимай - в темноте, при свете, слева, справа, спереди, - он все равно исключительно выразителен.

И помогла жена. Жена вообще важный компонент в жизни актера. Люда Зорина стала украшением «Ленкома» и вообще русского театра и кинематографа.

И еще одно качество, которым владеют еще Збруев и Броневой. Он берег лицо, не снимался в сериалах, абы где, лишь бы поторчать на телевидении… Это очень важно для актера.

- А у вас есть любимая роль Янковского?

- Наверное, барон Мюнхгаузен… Но я не переоцениваю роль этого фильма в судьбе Олега Янковского. Потому что он сам по себе человек уникального таланта.

Олег вложил в эту роль всего себя... Кстати, в моей, увы, последней беседе с Янковским я спросил его, какие события в культурной жизни вызвали слезы. Он ответил: «Смотрел «Тот самый Мюнхгаузен»! Плакал…. Не знаю почему... Не могу объяснить...»

ВОСПОМИНАНИЯ СОСЕДЕЙ

«Когда он заходил в дом, весь подъезд по табаку знал: пришел Янковский!»

Соседи Олега Ивановича не могут поверить в то, что больше по их подъезду не будет проноситься запах его ароматной трубки

-Этого не может быть, что его с нами нет, - плачет консьержка Галина Алексеевна. Рядом с ней на небольшом столике - траурное фото Янковского с черной лентой. Олег Иванович в серой шляпе и пальто. И этот взгляд, хорошо знакомый всей стране. С такими глазами говорил его Мюнхгаузен: «Улыбайтесь, господа!»

В первом подъезде дома на Комсомольском проспекте (здесь Олег Янковский прожил больше 20 лет) Галина Алексеевна проработала лет десять.

- Он говорил мне: «Здравствуй, солнышко!» Хотя я уже почти бабушка, - вспоминает Галина Алексеевна. - «Как погода?» «Олег Иванович, я - солнышко. И на улице солнышко!» - отвечала я ему. Он улыбался. «Вчера была на вашем спектакле, вы как обычно неподражаемы!» - уточняла я. «Да бросьте вы!» - всегда как-то по-детски смущался Янковский.

«Обыкновенное чудо»: Янковский в роли бессмертного волшебника.

«Обыкновенное чудо»: Янковский в роли бессмертного волшебника.

Когда он в лифт заходил, весь подъезд знал: тут был Олег Иванович! Он же всегда ходил со своей лучшей подругой - набитой трубкой. Закурит и поднимается на  третий этаж. Аромат табака - вам не передать, как он разносился по всему подъезду. Мы так любили этот запах, что специально попросили: «Олег Иванович, вы нас обкуривайте, обкуривайте!» И с тех пор он, проходя мимо, забивал свою «подругу», затягивался и спрашивал: «Ну что, подуть, солнышко?!» Выпускал несколько колец, садился за руль и уезжал. Еще пару часов соседи, спускаясь на первый этаж, заговорщически кивали: «Янковский...»

Кошка у него гладкошерстная. Так он, бывало, из магазина идет с двумя сумками и говорит мне: «Кошка - прожора! Все для нее!» И смеется раскатисто.

Последние полгода он сам за руль не садился. Похудел сильно. Тот человек, который в фильме говорит: «Улыбайтесь, господа!» - и тот, который выходил из подъезда в последнее время, были мало друг на друга похожи. А мы так надеялись, переживали, думали, обойдется, ну бывают же чудеса! Понимаете, такие вот обыкновенные чудеса! - Галина уже не сдерживает слез. - Он шел играть последние спектакли, и его со сцены забирали врачи. Как же рано он ушел! Всего-то 65 лет. Эмоционально надорвался на сцене!

Последний раз я видела Олега Ивановича в четверг. Все с той же трубкой. Прошел, поздоровался. В его глазах был особый огонек даже во время недуга. В воскресенье его забрали в больницу. А в среду утром я пришла на работу, раздался звонок: «В семь утра в больнице не стало Олега Ивановича!» Спустилась соседка, и мы на свой страх и риск поставили траурное фото в подъезде. Утром поддержать маму, супругу Олега Ивановича, пришли сын Филипп с супругой Оксаной Фандерой. Оксана  осталась, а Филипп уехал. По дороге он попросил: мол, не надо никаких фотографий выставлять. Но как же так?! Филипп поймет. Мы всем подъездом гордились Олегом Ивановичем, так его любили, что просто обязаны с ним проститься как подобает!

Около пяти вечера  поклонники принесли к дому цветы и свечи. Хуже всех в эти минуты любимой супруге актера Людмиле Александровне.

- Нет слов, чтобы сказать, как больно, - через дверь  тихо сказала она. И попросила пока не задавать вопросов.

Раиса МУРАШКИНА.

Обыкновенные чудеса жизни мастера

Актер считал себя очень везучим человеком

Так уж выстроилась биография Янковского, что в удивительных совпадениях, определивших его карьеру, легко разглядеть руку судьбы. «Все поворотные моменты моей жизни происходили по случайному стечению обстоятельств. Это факт. Я за свою жизнь видел немало прекрасных актеров, которых обделила судьба. Мне повезло больше», - говорил он в одном интервью.

В театральное училище поступил без экзаменов

Янковский родился в 1944 году в казахском городе Джезказган. Его отец был из польских дворян, еще при царе служил в Семеновском полку, при Сталине был репрессирован. Со временем семья переехала в Саратов. Жили они в крайней бедности. Когда Олегу исполнилось 14, старший брат, к тому времени выучившийся на актера и переехавший в Минск, забрал его к себе. Первый выход Олега на сцену случился именно там.

Рассказывают, что Янковский подумывал выучиться на дантиста. Но увидел на столбе объявление о приеме в театральный вуз, решил подать документы - и, к собственному изумлению, был встречен фразой: «Янковский? А вы уже приняты». Оказалось, другой его брат втайне от родителей подавал документы в театральное, но потом передумал. История эта стала почти легендарной - говорят, в учебной части вуза еще долго думали, что просто случайно перепутали фамилию абитуриента. И это было не последнее «обыкновенное чудо».

В кино попал, случайно столкнувшись с режиссером

После училища Янковский поступил в Саратовский драматический театр. «Когда они были на гастролях во Львове, Олег случайно оказался в одном ресторане с режиссером Владимиром Басовым и другими членами съемочной группы фильма «Щит и меч», - вспоминал брат Олега Ивановича Николай. - Они как раз искали артиста на роль Генриха Шварцкопфа. И вдруг увидели Олега. У него тогда были очень светлые волосы, и они обомлели: «Да это же самый настоящий немецкий блондинистый парень! Но наверняка он какой-нибудь филолог или физик...»

Блондин оказался актером. После «Щита и меча» он стал известен всей стране. Потом еще была роль в фильме «Служили два товарища», а потом Янковский поступил в московский «Ленком» - театр, с которым навсегда будет связана его судьба. Он сыграл во множестве спектаклей «Ленкома» и в нескольких фильмах, снятых его руководителем Марком Захаровым. С конца 70-х он один из самых популярных актеров в стране; среди его картин - «Обыкновенное чудо», «Тот самый Мюнхгаузен», «Дом, который построил Свифт» и «Убить Дракона» Захарова, «Зеркало» и «Ностальгия» Андрея Тарковского, «Полеты во сне и наяву» и «Храни меня, мой талисман» Романа Балаяна, «Мой ласковый и нежный зверь» Эмиля Лотяну, «Крейцерова соната» Михаила Швейцера, «Цареубийца» Карена Шахназарова...

С начала 90-х годов ему на хорошие роли и режиссеров везло меньше. Но все-таки и в этот период были удачи: он прекрасно сыграл в «Любовнике» у Валерия Тодоровского, в «Бедном, бедном Павле» у Виталия Мельникова, в «Докторе Живаго» у Александра Прошкина.

В последние месяцы Янковский держался очень мужественно и бодро. Он до последнего играл на сцене. Видимо, это заставляло многих верить, что дела у него не так уж плохи и он в конце концов выкарабкается. Но он умер - всего через полтора года после кончины своего друга и многолетнего партнера по экрану и сцене Александра Абдулова. Можно представить, какой это удар по «Ленкому», за последние четыре года потерявшему трех своих главных актеров (дай бог здоровья Караченцову, конечно, но ясно, что на сцену он уже не вернется).

В 2008-м Янковский сыграл небольшую роль в «Стилягах». Буквально три дня назад на Каннском кинофестивале был показан последний фильм с его участием - «Царь» Павла Лунгина. А 31 мая в Санкт-Петербурге в Михайловском театре состоится долгожданная премьера фильма Сергея Соловьева «Анна Каренина» - там Янковский великолепно сыграл Алексея Каренина. Еще во вторник на пресс-конференции, посвященной премьере, Соловьев говорил, что очень ждет Янковского в Петербурге. Еще его ждали в начале июня на «Кинотавре», где он должен был получить почетный приз за вклад в кинематограф. Увы, в истории его борьбы с болезнью чудес не случилось.

Денис КОРСАКОВ.

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Ростислав Янковский в свое время заменил Олегу отца.

Ростислав Янковский в свое время заменил Олегу отца.

Ростислав ЯНКОВСКИЙ, старший брат: «Последний раз я говорил с ним два дня назад»

Старший брат Олега Янковского, народный артист СССР Ростислав Янковский, живет в Минске и, несмотря на почтенный возраст - в феврале ему исполнилось 79, активно работает, служит в Русском театре. В свое время, после смерти их отца, именно Ростислав Иванович стал для Олега папой - он забрал его из Саратова к себе в Минск, чтобы снять с родных (в семье остался один кормилец - средний брат Николай) часть материальных забот.

Как только печальная новость стала известна, мы позвонили Ростиславу Ивановичу, чтобы выразить соболезнования.

- Ростислав Иванович, наши искренние соболезнования и от «Комсомолки», и от наших читателей.

- Да, такая боль, такое горе…

- Вы последний раз давно общались с Олегом Ивановичем?

- Два дня назад звонил ему. Пообщались. «Держись, Олежка, крепись». - «Держусь, Славка, держусь». Голос слабый совсем был. Попрощались. Вышло, что навсегда. Теперь еду в Москву на похороны.

В Минске Олег Янковский дебютировал на сцене, будучи школьником, - заменил заболевшую исполнительницу эпизодической роли мальчика в спектакле «Барабанщица».

Правда, Олег не сразу осознал всю ответственность - куда больше театра его волновал футбол, и однажды он проспал свой выход в спектакле. Рассерженный Ростислав запретил Олегу на пушечный выстрел подходить к футбольному полю.

- Потом Олежка сыграл еще в одном спектакле - «Дали неоглядные». А когда заканчивал школу, сказал, что будет актером, - вспоминает Ростислав Иванович. - А жена моя Нина, помню, говорит: «Каким актером с такой дикцией?» Он тогда без конца слова жевал. А ведь стал не просто актером - великим актером, я считаю. Я не знаю лучшего актера - по глубине, по разнообразию, по харизме.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Он сам улыбался до последнего и нам завещал...

Яркая картинка из детства. В финале фильма «Тот самый Мюнхгаузен» Янковский - Мюнхгаузен медленно поднимается по лестнице в небо.

- Мама, он же не улетит насовсем. Он же вернется, правда? - со слезами на глазах спрашиваю я.

- Конечно, вернется. Он же не простой человек…

И я, даже повзрослев, продолжал в это искренне верить. Но разве может обыкновенный человек так блистательно перевоплощаться и быть одинаково убедителен и в «Щите и мече», и в «Крейцеровой сонате», и в «Цареубийце». У него не было ни одной проходной роли - это сущая правда и большая редкость в кино. Янковский был прекрасен даже в эпизоде, как в «Стилягах». Нет, он точно волшебник, тот самый, из «Обыкновенного чуда»…

Когда в конце декабря стало известно о болезни Олега Ивановича, верить в это я отказывался. Как же так, ведь перед Новым годом должны случаться только чудеса, а тут... Врут, наверное. Даже когда выяснилось, что это правда, все равно хотелось надеяться на  волшебство. Мюнхгаузен тоже столько раз умирал, а затем снова воскресал.

Вот и  Янковский продолжал работать: выходил на сцену в театре. Не жаловался на болезнь, не впадал в депрессию, наоборот, всех успокаивал: «Еще сыграем вместе». И это было очень по-мужски.

Последний народный артист СССР. И это, наверное, не случайно. После него не было у нас пока больше актеров, которых бы так одинаково любили во всех уголках одной шестой части суши. Пустота…

Пишу, а в горле комок, но я помню ваш завет, любимый наш барон: «Улыбайтесь, господа… Улыбайтесь…» Вы же вернетесь к нам в своих ролях, а мы будем улыбаться…

Максим ЧИЖИКОВ.


 

Смотрите фотогалереи:

Роли Олега Янковского

Редкие фото артиста

Таким мы его запомним...

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт