Елена ЯКОВЛЕВА: «Интердевочка повлияла на меня сильнее Каменской»

Елена ЯКОВЛЕВА: «Интердевочка повлияла на меня сильнее Каменской»

Комментарии: 2
Актриса долго не могла сбросить с себя образ интердевочки. Помогла роль Каменской.

Тревожной музыки из «Каменской» не было. Не было таинственных прохожих и криков жертв. На диванчиках служебного входа театра «Современник» дежурная на вахте и охранник обсуждали, где удобнее покупать «Комсомолку» (ей-ей, не вру) - на Покровке или у метро. Елена Яковлева выглянула из-за двери, сразу вычислив журналиста, и проводила в гримерку. В гримерке Елены Яковлевой - простые стулья, обычные зеркала, старый диван… Никакого гламура. Сама актриса (звезда, кумир и прочая, прочая) тоже вне образа светской дамы.

- Ну спрашивайте, - без особой охоты говорит Елена.

В своих редких интервью Яковлева произносит как мантру «Я не похожа на Каменскую»… Нет, конечно… Никаких милицейских замашек…

- Спрашивайте.

Беру под козырек.

Вилять бедрами не научилась

- Как получается, что при вашей популярности вас почти не показывают на ТВ?

- Разве не показывают? А! Вы проекты имеете в виду? Так я отказываюсь.

- Неинтересно?

- В свое время я накушалась телевидения, когда выходила моя программа «Что хочет женщина». И теперь немного понимаю, как это все делается, и окунаться в это опять в качестве эдакой звезды-эксперта, который всех обличает, не хочется.

- Аполитично рассуждаете. Звезд и так кот наплакал...

- Ой, да звезд сейчас масса! Снялся в сериале - и ты звезда. По телевизору показали - звезда. Просто с пояснениями: «Звезда сериала такого-то!».

- Но такой популярности на год хватает, а потом, если сериал не повторяют, человека забудут…

- Ну есть же рецепты. Можно выйти замуж четыре раза за год.

- А настоящие звезды, как вы, просто отказываются участвовать.

- Ну я же участвовала в первом сезоне «Танцев со звездами». Просто не знала, во что все это выльется… Но это было жутко интересно и захватывающе. Окунулась в абсолютно не свойственную мне культуру. У нас с танцорами даже память разная! Они помнят ногами! Им же даже не важно, какая звучит музыка, нужен только счет. Жутко интересно!  Я балдею от этих женщин, от этих виляний бедрами.

(Елена вскакивает и показывает, как ходят танцовщицы. Получается эффектно.)

Чтобы так ходить, нужно иметь стопроцентную уверенность в себе, в своем теле, красоте. Так вилять задом, так переступать ногами! Я надеялась что-то приобрести для себя, немного раскрепоститься, почувствовать себя вот такой женщиной… Но на время так нельзя. Они же всегда так ходят, так живут, так красятся, наклеивают ресницы и посещают солярий. И без этой мишуры не проживут. Мне было невероятно интересно за ними наблюдать, правда. Но вихлять бедрами я так и не научилась. У нас была общая гримерная с Наташей Королевой. Она очень серьезно к этому  относилась, приносила безумно длинные ресницы, блестки, делилась ими со мной. Но  для нас  это было не так серьезно, как для танцоров.

На острова всевозможные до сих пор зовут, и первый порыв - я согласна! Хочется и похудеть, и загореть, и окунуться в абсолютно другую атмосферу. Но как только вспоминаю про всевозможных змей, пауков и подобное…

Бр-р-р… Я этого не переживу. Я была бы самым истеричным персонажем этого проекта…

- Звезды часто старательно оберегают личную жизнь, а вы сразу предупредили, что про Каменскую не хотите говорить…

- За эти годы я столько про нее наговорила… Вернее, наговорила мало - спрашивают-то одно и то же. Похожа я на Настю - нет, не похожа. Но теперь День милиции для меня - второй профессиональный праздник. На полном серьезе меня поздравляют.

- Но  вас эта роль изменила?

- Посмотрите на меня. Я нормальный человек? Я сыграла много ролей. И все должны  меня изменить? Меняется то, как тебя воспринимают. После «Интердевочки»  было тяжело. Люди перенесли образ на меня и решили, что я вот такая и есть. Меня ассоциировали  с персонажем. Сейчас - нет. Говорят: вы хорошо сыграли Настю Каменскую, она такая, какой мы ее и представляли. Ну и тем более я  никак не поменялась после «Каменской». Аналитического таланта не приобрела, преступления раскрыть не могу.

- А детективы любите?

- В поездах и самолетах - люблю. Под них легко уснуть. А так в жизни столько всего непрочитанного, что на детективы времени не остается.

- Вы курите… Идет борьба с вредной привычкой?

- Ой, курение - это плохо, конечно. Но если  ничего не делаешь - не играешь спектакль, не снимаешься или ничего не делаешь по дому - куришь.  Бросать страшно - растолстеть не хочется. Цвет лица, конечно, лучше станет, но сколько расстройства из-за лишних кило!  В позапрошлом году я в больницу угодила и не курила три дня. Так врачи сказали: кури, организм вроде как не может уже без этого.

Никогда не спорила

о гонорарах…

- Как у вас с кризисом отношения складываются?

- Предложений стало заметно меньше. Раньше я выбирала - этот сценарий почитаю, этот не буду… Теперь приходит - и сразу от корки до корки, а то и два-три раза (смеется).

- И по каким критериям решаете, соглашаться или нет?

- Первом делом - интуиция. Это просто порыв. Сразу включается фантазия - и начинается: это я сыграю так, выглядеть буду так, джинсы ни за что не напялю… Соглашаешься и ходишь от начала до конца в джинсах и с распущенными волосами, без прически и нормального грима (смеется).

- Но театр для вас важнее?

- Как-то изначально так повелось. Я пришла сначала в театр, и театр всегда на первом месте. Из-за спектаклей от множества предложений я отказывалась, даже не читая. Клянусь, ни разу не поставила театру условия - отпустите, снимаюсь. Хотя с той же «Каменской» - работа из кадра в кадр, в другом городе… Но кино у меня всегда подстраивается под театр. А может, это потому, что еще не было такого сценария, ради которого хотелось бы все бросить… Все-таки в театре все живое, а в кино поправить уже ничего нельзя. Правильно Раневская сказала - плюнуть в вечность. Всю вечность уже заплевали. И я в том числе…

- Но основные деньги все-таки не театр приносит?

- Конечно, в кино куда выгоднее работать.

- А в рекламе?

- Вы про стиральный порошок? Можно было отказаться от этого предложения и сняться в 10, 20 телесериалах, чтобы заработать столько же… Безумным трудом, язвенными заболеваниями и гастритом. Но я посчитала, что ничего зазорного в этом нет. Зато я не унижаю себя работой, на которую бы согласилась только из-за денег и выполняла бы ее с омерзением. Да и не сказать, что фигня какая-то получилась… Нормальная работа.

- Вы уже можете позволить себе не думать о деньгах?

- Ну в театре, который отбирает большую часть жизни, денег не заработаешь. В блокбастерах я не снимаюсь. Даже не знаю, сколько там платят. Конечно, не думать о деньгах не получается. Но, по-моему, у некоторых актеров безумно завышенные гонорары. Во всяком случае те, что они объявляют. Мне кажется, это нереально и они столько не зарабатывают. Но я никогда не интересовалась, сколько получают товарищи. Я называла ту сумму, которая бы меня устроила, и продюсеры с ней всегда соглашались.

- А я думал,  это продюсеры называют сумму.

- И так бывает. Ну вы же знаете себе цену примерно. Это если уж очень не нравится работа, можно заломить что-нибудь чудовищное. Но это опасно. Могут и согласиться....

- Есть роль, о которой вы мечтаете?

- В студенчестве я мечтала сыграть в «Пигмалионе» Бернарда Шоу. И через много-много лет Галина Волчек говорит: «А не замахнуться ли нам?!» Замахнулись, сыграла… Не скромно так говорить, но на курсе обо мне говорили: «Вторая Гундарева»… На одном экзамене я в трех отрывках мыла пол. И один из педагогов сказал: «Вот смотрите, как по-разному мыли пол эти три студентки!»

Хотела сыграть в пьесе «Пять вечеров». Свершилось. Мария Стюарт - свершилось… А о чем я сейчас мечтаю, никому не скажу.

«Домработницы

не для меня»

- На разные публикации о вас, где мало правды, как реагируете?

- Уже никак. Раньше я расстраивалась, мне хотелось кричать, когда про ребенка что-то писали. Причем приписывали мне слова, которые я никогда не говорила… В таких «интервью» я собственного сына называла другим именем! Но сейчас спокойнее все это воспринимаю. Удивляет только, если уж придумывают, то зачем такую глупость? Неужели нельзя поинтереснее придумать? Написали бы, например, укололась кактусом, отравилась, лежит в больнице, и врачи не знают, как это отравление лечить… Что за кактус, почему кактус? Только маму жалко, она-то все за чистую монету принимает, переживает.

- Не хочется утвердить собственное величие? Например, постройкой замка?

- Замка? Нет, ну что вы, я с дачным домиком-то справиться не могу. Замок - это слуги, а раз я все по дому делаю сама, то это тем более невозможно.

- Вы сами убираете? Почему?

- А почему я должна кого-то пускать к себе в дом? Перебирать мои личные вещи? Брезгую, наверное… Вот прошлой весной посмотрела на окна - думаю, пора мыть. Пятый этаж, начала, но почувствовала, что боюсь. Думаю, ну чего я, хуже всех, что ли? Сейчас вызову мастеров, они придут, все помоют. Вызвала. Сижу и думаю - боже мой, они придут и скажут: «Какие грязные окна у Яковлевой! Прямо ужас!» Я быстренько все вымыла… Они пришли, спрашивают: «Чего мыть, все же чисто?!» «Мойте, - говорю, - они грязные». Вымыли. А потом я подумала: боже мой, они сейчас выйдут и скажут: «Какая же она стерва мерзостная, заставила мыть чистые окна!» (Смеется.) И ведь с домработницей то же самое будет! Я сначала уберу, а потом буду с ней чай пить… Так, видно, мама научила. И жизнь. Мы в общежитии долго жили, в коммуналке… Да и сейчас у меня не тысяча квадратных метров, справляюсь.

- Книгу о себе написать нет желания?

- Вы знаете, предлагают. Это, оказывается, так просто! Даже писать ничего не надо. Я-то думала, что все авторы книг свои произведения выстрадали, вымучили. А оказывается, достаточно наговорить все на диктофон, а дальше уже дело техники. Ты проверяешь, дополняешь - совместное творчество. Но, с другой стороны, мне такие книги интересны. Вот только что дочитала «Дневники артистки Дорониной».

- Ну вы же в теме, вы многое знаете, чего мы не знаем…

- Да не всегда. Но я не понимаю. Раз уж пишешь книгу, зачем скрывать фамилии? Она все время что-то недоговаривает, скрывает. Ну если знаешь, если тебе хочется написать, если это правда - пиши! А так вот сиди сейчас и думай: кто же донес Товстоногову или обиделся на Смоктуновского?

Но зато она интересно про детство написала и про то, с кого срисовывала свой замечательный образ из фильма «Три тополя» на Плющихе»…

- Но вы бы написали все с фамилиями, с явками?

- Ну уж если писать, то да. Но только на смертном одре, чтобы поставить точку и тут же умереть (смеется). Но если дальше жить - то лучше не надо.

Беседовал Павел САДКОВ.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт