Евгений АЗЕЕВ, Стас ТЫРКИН (23 апреля 2009, 09:23)
Хью Джекман удивил жену сексуальностью

Хью Джекман удивил жену сексуальностью

Росомаха для Хью - ничуть не меньшая икона, чем Джеймс Бонд.

Он обходителен и харизматичен, настоящий британский аристократ - даром что родился в Австралии и говорит с довольно сильным акцентом. Ему чрезвычайно к лицу  отсутствие лохматых бакенбардов и выскакивающих из суставов рук лезвий, что полагаются ему по роли Росомахи в «Людях Икс». Хотя именно этому мутанту он обязан своей мировой славой.

- Правда ли, что на эту роль вас утвердили в самый последний момент?

- Я пробовался, когда съемки уже шли дней пять. Разумеется, я нисколько об этом не жалею. Роль Росомахи в «Людях Икс» стала тем камнем, на котором я построил свою карьеру в Голливуде. Я ведь впервые снимался в Америке! Успех этого предприятия открыл мне много-много дверей.

- Вы где-то сказали, что свойственная Росомахе злобность давалась вам сложнее всего. Вам и правда больше подходят роли «хороших парней».   

- Мне не нравится, когда на меня вешают этикетку. Это ограничивает мои возможности. Не думаю, что гнев стоил мне наибольших усилий... Просто первые «Люди Икс» дались мне не без труда: ведь мой герой и я совершенно не схожи!

- Что же вы делали, чтобы из степенного австралийского джентльмена превращаться в битого жизнью Росомаху?

- Один случай помог мне понять его состояние. Съемки проходили зимой в Торонто. Однажды я встаю в 5.30, собираюсь идти на работу. Я дергаю кран в душе - горячей воды нет!  Надо бежать на съемки, а у меня вся голова покрыта вчерашним лаком, мне надо помыться. В состоянии звериной ненависти я встаю под холодную воду. Она была такая ледяная, что странно, почему она не замерзла. Мне хотелось орать от злости, но я не мог этого сделать, чтобы не разбудить жену. И тогда меня осенило: вот в таком состоянии и живет Росомаха. Гнев - это одно дело, это довольно знакомая всем нам эмоция. Другое дело - злость, которая постоянно кипит в тебе и не может вырваться наружу. Такое состояние  опасно для всех тех, кто рядом с тобой.

- Поскольку вы сами продюсер «Росомахи», спрошу у вас о перспективах продолжения этого сериала.

- Во вселенной этого комикса еще сотни мутантов, которые не нашли своей дороги на экран. Я не вижу этому причины. Что же касается моего персонажа, то его экранная жизнь тоже, думаю, не закончится. Моя любимая часть комикса повествует о приключениях Росомахи в Японии. Будет интересно!

- Вы абсолютно блистательно вели последнюю церемонию «Оскара». Я хотел бы, чтобы отныне ее вели только вы!

- Спасибо, но от меня это не зависит! Может быть, я буду ведущим и в следующем году. А может, и нет. Эту церемонию мне предложили вести всего за 2 - 3 месяца до ее проведения. Явно они предлагали это другим актерам и, вероятнее всего, вернутся к ним в следующем году. 

- Все прошло гладко?

- Да, все было очень весело и ненапряжно. Как на домашней вечеринке! Три с половиной часа пролетели как одно мгновение! Вообще я обожаю развлекать людей, меня всегда влекло к этому! Я довольно комфортно ощущаю себя на сцене, много играл в мюзиклах, вел церемонию вручения театральной премии «Тони». Если бы не все это, я был бы в ужасе от перспективы развлекать всех собравшихся в одном зале звезд! Ведь вся киноиндустрия была там, Мэрил Стрип сидела в первом ряду. Сама по себе возможность развлекать таких людей - это награда. Как сказала моя жена, «тебе придется развлекать людей, которые сами развлекают весь мир!» Но, несмотря на это, я чувствовал из зала огромную теплоту и поддержку. Это трудно ощутить, глядя телетрансляцию.

- Глядя великолепные музыкальные номера этой церемонии, которые поставил для вас Баз Лурман, я подумал, что вам обоим должно быть стыдно за то, что вы до сих пор не сделали мюзикл вместе.

- Мне бы этого тоже очень хотелось, но нет ничего хуже плохого мюзикла. Поэтому придется ждать, когда на горизонте забрезжит хороший.

- Однако вы отказались сыграть в «Чикаго» роль, которая досталась Ричарду Гиру.

- Мне казалось, что для роли адвоката я был тогда слишком молод. Он говорит в фильме: «Я повидал на свете все», - а мне тогда было немногим за 30. А потом, когда фильм взял кучу «Оскаров», я подумал: «Эх, надо было просто дать себя загримировать!»

Как Хью обошел Брэда Питта

- Что вы почувствовали, когда журнал People назвал вас  самым сексуальным мужчиной мира? И как реагировала ваша жена?

- Она, по-моему, восприняла это как должное: «Само собой, а за другого я б и не вышла!» Правда, потом спросила: «Кто и как это определяет?» Я говорю: «Журналисты сели и проголосовали». А она: «Значит, любому могли дать? Почему же не Брэду Питту?» Конечно, она шутила. И, конечно, мне это очень приятно. Но крыша у меня не поехала, уверяю вас.

- А когда вас сравнивают с молодым Клинтом Иствудом?

- После роли Росомахи мне многие об этом сказали. А в картине «Австралия» режиссер Баз Лурман нарочно строил мизансцены так, чтобы я напоминал Иствуда в трилогии Серджо Леоне.

- Слышал, вы были не прочь сыграть Джеймса Бонда, это так?

- Не совсем. Хотя, наверное, ни один актер не отказался бы. Особенно молодой. Мое имя и вправду было в списке продюсеров, когда они искали нового исполнителя. Продюсеры спрашивали моего агента, интересует ли меня эта роль, но мне самому ее не предлагали. В любом случае я был занят съемками в «Людях Икс». А Росомаха - для меня ничуть не меньшая икона, чем Джеймс Бонд. Играть обе эти роли - это уж слишком! К тому же сейчас Бонда закрепили за Дэниелом Крэйгом, во всяком случае на какое-то время...

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа сантехником в донецкепогода в Новой ОдессеНиколь Хильтц