Вдовец актрисы Надежды Румянцевой Вилик ХШТОЯН: «Нади нет, а я по привычке все равно лечу домой...» ВИДЕО

- Вообще-то, я на кладбище у Нади бываю каждую неделю, - признается муж актрисы Вилик Вартанович, поглаживая у себя на диване любимого уже седого пса Юджа. Мы встретились за день до памятной даты в загородном доме, где актриса прожила последние годы. Вилик Вартанович пошутил  в  пороге:

- После того, как нас с Надеждой Васильевной нагло пытались ограбить в московской квартире, мы решили не усиливать охрану - просто переехали жить в дом неподалеку от резиденции Владимира Владимировича Путина.

На большой черно-белой фотографии в холле – его бессменная хозяйка.

- Тоскуем вместе с собакой. Юджик чувствует. Уже год на второй этаж не поднимается. А я вот еще не привык. По привычке весь этот год лечу с работы домой.  

За глаза эту пару называли «два голубя мира»: он – перспективный работник Министерства внешней торговли. Она -актриса, чье имя после ролей Тоси из «Девчат», Людмилы Добрыйвечер из «Королевы Бензоколонки», Раисы из «Женитьбы Бальзаминова» у всех на устах. Этого было достаточно, чтобы в Министерстве, отправляя Вилика Хштояна торговым представителем СССР в Египет, а потом в Малайзию крутили у виска: «Румянцева?! Да она в жизни с тобой туда не поедет!»

Вилик Вартанович: - Мы с псом Юзиком скучаем без Надежды...

Вилик Вартанович: - Мы с псом Юзиком скучаем без Надежды...
Фото: Раиса МУРАШКИНА

- Вначале все удивлялись, что Надя поехала со мной так далеко, - вспоминает Вилик Вартанович (с тех пор главная роль Надежды Румянцевой – жена дипломата – Ред.). -  Потом ждали, когда она сбежит оттуда. А Надя, мало того, что не сбежала, даже на войну ко мне сумела прорваться. И как это БЫЛО!

На этом месте Вилик Вартанович делает паузу, и словно превращается в другого человека: глаза горят, улыбка светится:  

- Накануне боевых действий в Египте всех жен советских работников эвакуировали домой. Надя приехала в Москву, пошла  в Министерство и с порога заявила: «Мне надо обратно к мужу!» Ее не пускали. Но она была так настойчива, что в итоге замминистра позвонила в ЦК со словами: «Давайте выпустим Румянцеву, мы от нее устали!» Надя мигом добралась до Одессы. Там один капитан-армянин отгружал товар. И взял ее на борт. Она поплыла в Египет на крохотном судне! Капитан телеграфирует: «Надя едет. Встречай!» Судно штормило, бросало вниз и на верх, но она доплыла. Неугомонная женщина, она в кино играла саму себя! Через некоторое время ее примеру последовали другие жены моих коллег.  

Расписаться заставило Министерство

- Почему-то за нами наблюдали с вопросом в глазах: «Когда же они уже разойдутся?! Хштоян такой гулена, он не удержится с Надей». А вот и ничего подобного! 42 года вместе. Надя никогда меня не дергала, даже если кто-то что-то пытался ей нашептывать, всем отвечала: «Он мой муж, все равно домой вернется!» А я и не уходил... Мы три года жили не расписываясь. Притирались характерами. Меня уже в Министерстве за горло взяли: «Давай, женись!» А Надя говорила: «Вилик, мне все равно, расписаны мы или нет». Но мы в итоге расписались.

С болезнью мужественно боролась

- Вспоминаю последние полтора года. Надя мужественно боролась, верила. В последнее время говорила: «Вилик, не планируй ничего!» А у нас всегда с ней была масса планов. За время Надиной болезни от нервов я потерял 12 килограмм веса. Надя говорила: «Вилик, как ты похудел». Мне не хотелось ее расстраивать. Но ничего не мог поделать, от меня это не зависело.

Агроном, а не актриса!

- Надя говорила: «Если бы я не была актрисой, я стала бы агрономом». Она даже разговаривала с цветами. Бывает, смотрю, а она над ними: «тр-тр-тр-тр-тр». На втором этаже дома у нас очень много цветов, целая оранжерея. Но как я ни поливал их, ни удобрял, с уходом Нади многие цветы пропали.

Наш дом - ее рук дело

- Помню, когда этот участок купили, на нем росла трава выше Нади ростом.  

Надя сумела создать очаг, тыл, теплоту. Однажды привезла в дом старинную мебель. Я говорю: «Надь, ну зачем?! Это же дрова!» Когда она все отполировала, получилось глаз не оторвать. И что вы думаете? Со временем я тоже купил и привез в дом старинный столик.

Она болела за «Спартак», я за «Локомотив»

- Жизнь жестокая. Мы старались беречь друг друга, не говорить лишних слов. У меня с Надей был второй брак, и у нее до меня был муж. Мы оба понимали, что пустые, брошенные слова – это страшная травма. Нет, конечно, мы могли поспорить. Например, она болела за «Спартак», я за «Локомотив». Но в остальном друг друга берегли.

О травме

- Надя упала, когда спускалась с крыльца нашего дома. Я тогда был в командировке в Шанхае. Начались головокружения, головные боли. На обследованиях ничего не нашли. А потом обнаружили опухоль. Можно было вырезать, но она категорически была против операции. Мы совещались с врачами. Конечно, если бы был шанс, я бы ее уговорил.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт