Режиссер Даррен Аранофски: «На съемках мы часто ссорились с Микки Рурком»

Один из самых одаренных молодых кинематографистов (с этим согласится всякий, кто видел «Реквием по мечте») стал лауреатом венецианского «Золотого льва» за свой последний фильм «Рестлер», вернувший Микки Рурка и на борцовский помост, и в большое кино.
 
- Вы сразу увидели в Микки «рестлера»?
 
- Когда думаешь о борцах-рестлерах, представляешь огромных мужиков, но актеров таких размеров в Голливуде нет, кроме Шварценеггера. Я увидел Микки и понял: он увлечен поднятием тяжестей и готов нарастить массу тела. Так вопрос и решился.
 
- Известно, что у Микки непростой характер.
 
- Сейчас он счастлив, когда у него есть работа. Да, у него есть пара-тройка дурных привычек. Он крутой мужик, с ним непросто, но его вклад в этот фильм невозможно переоценить. Он создал этот персонаж, придумал, как он выглядит - весь его гардероб, даже спортивную форму. Мне казалось: цвет, материал - все ужасно. Но стоило ему надеть эти борцовские трусы, и неожиданно наш герой ожил! Он отпустил волосы, придумал, что Рэм носит слуховой аппарат. Мне это поначалу очень не понравилось, мы даже поссорились (вообще конфликтов на съемках у нас было предостаточно, но возникали они только на почве творчества). Но в результате эта деталь работает на образ, и я признаю, что был не прав.
 
- А какие у Рурка плохие привычки?
 
- Ну, он же был когда-то очень большой звездой, просто купался в роскоши. А у нас бюджет - 6 миллионов долларов, и ничего близкого к тому, что у него было, мы ему предложить не могли.
 
- «Рестлер» совсем не похож на прежние ваши фильмы.
 
- Таким он и был задуман. Художник - если я возьму на себя смелость называться таким образом - должен регулярно бросать вызов самому себе. Каждый фильм требует своего визуального языка. «Рестлер» получился столь радикально не похожим на прочее мое кино потому, что находится в полном соответствии со стилем актерской игры Микки Рурка. По-моему, Микки даже не понимает, чем работа на съемочной площадке отличается от реальной жизни. Входя в кадр, он никогда не знает, что будет в нем делать. Мне нужно было просто это как-то фиксировать.
 
- В то же время «Рестлер», как и «Реквием по мечте», - картина о наркотической привязанности. Только не к «колесам», а к рингу.
 
- Что мне сказать? Наверное, эти истории живут во мне.
 
- Насколько реальными были бои? Выглядят они очень натурально.
 
- Бои показаны так, как они происходят на ринге. Между актерами был физический контакт, но рестлеров учат защищать себя - это как танец, они не должны поранить друг друга. Это не бокс. Но они обязаны сделать свою борьбу как можно более реальной для публики. Было интересно искать баланс - как показать на экране, что во многом рестлеры лишь изображают борьбу, и в то же время то, что она реальна.
Микки сам придумал образ своего героя - от спортивной формы и длинных волос до слухового аппарата.

Микки сам придумал образ своего героя - от спортивной формы и длинных волос до слухового аппарата.

 
- В фильме героиня Марисы Томеи советует персонажу Рурка посмотреть фильм «Страсти Христовы»...
 
- В певоначальном варианте сценария религиозные мотивы были более сильны, но мы отошли от этого. Однако не использовать реальную татуировку Христа, что есть на спине Рурка, мы, конечно же, не смогли! Несколько других его тату мы замазали гримом, а другие оставили - они подходили нашему персонажу.
 
- Правда, что вы собираетесь снимать картину по одной из библейских историй?
 
- Да, это будет картина о Ноевом ковчеге. Почему? Потому что это самое знаменитое плавучее средство после «Титаника».
 
- Но до нее вы сделаете ремейк «Робокопа»?
 
- Работа над сценарием в самом разгаре. Жду не дождусь, когда начну съемки!
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

 Брага  -  Шахтер : ждем рекорд
"Брага" - "Шахтер": ждем рекорд 509

В случае сегодняшней победы в Португалии украинский клуб может впервые в истории набрать максимум очков в групповом этапе еврокубка.

ищу работу в Донецке помощником юристасиноптикДмитрий Мазуров