Клуб путешественников  Юрия Сенкевича

Клуб путешественников Юрия Сенкевича

Юрий Сенкевич (справа) с Василием Песковым на Северном полюсе.

Позавчера, 4 марта, день рожденья Юрия Сенкевича, которого с нами нет уже более трех лет. В каждом доме, читая это, вздохнут: рано ушел…

Известность этого человека в стране была феноменальной. Вспоминаю забавный случай. В деревеньке у Ярославля догоняет меня мужичок и загребает в объятия: «Товарищ Сенкевич!..» Улыбаюсь: «Я не Сенкевич». - «О, господи! Ну, конечно… У вас ведь там все одинаковое - лодки, звери, всякие путешественники...»

За многие годы в стенах телецентра встречались мы с Юрием лишь несколько раз на ходу. Зато оба были в Антарктиде, на суровой станции «Восток». Я - четыре часа, Юрий - более года. Последняя встреча была в Кижах. Я приплыл туда на теплоходе и пытался в дождь из-под зонтика что-то снимать. Вдруг слышу вопль: «Васька!..» Это был «товарищ Сенкевич». Он прилетел на остров на вертолете со съемочной группой «Клуба путешественников». Спрятавшись от дождя, без спешки, мы вдоволь наговорились.

Интересный, яркий был человек! Рассказать о нем коротко - большая трудность. Родился в семье медиков и сам стал медиком. Ученым-медиком. Готовил и осуществлял биологические программы в Институте космической медицины - оставил тут 150 научных работ. Готовил к полетам многих из космонавтов. Сам проходил подготовку к полету в качестве врача-исследователя. Но полетел в Антарктиду. Пошутил: «Там тоже почти что космос». С Антарктиды начался поворот в славной его судьбе.

Уже известный в мире Тур Хейердал, набирая команду для нового своего экспериментального путешествия, написал в Москву: «Из России мне нужен хороший врач, не боящийся трудностей и обязательно с чувством юмора». Такой человек нашелся.

После плавания на камышовых лодках по океану приход Сенкевича на телевидение был естественным, а работа успешной. Свидетели этому - миллионы поклонников замечательной телепрограммы.

Однажды Юрий мне позвонил: «Хочешь увидеть живого Тура?» Еще бы! Не помню уж, где это происходило. Пили чай и говорили о путешествиях. Главное, что запомнилось: Тур Хейердал держался с Сенкевичем как равный с равным. После путешествий они стали друзьями.

В институте Сенкевич дослужился до полковника. На телевидении был тридцать лет и стал дорогим человеком в каждом доме. Юрия очень любили. Горечь его ухода в путешествие, из которого возвращения нет, тронула наши сердца.

Два дня назад я говорил с милым человеком - Виктором Борисовичем Пищиком, близко знавшим Сенкевича. «Помню его неутомимым и безотказным работником. Многие годы тянул две лямки - институт и «ящик». Просыпался всегда в шесть утра, чтобы без помех вовремя оказаться в Москве. Путешествия… Мне кажется, он везде побывал. Был он человеком веселым, контактным и - нечастый случай на телевидении - не любил показушных тусовок. Со всеми был прост и приветлив. Надо мной частенько подшучивал, потом обнимал: «Не сердись, я же тебя люблю».

Я могу добавить к этому: Юрий Александрович был исключительно любознательным и работоспособным. Непростые дела в институте, частые путешествия, разговор перед камерой, писание сценариев, книг, работа над фильмами. Последние годы прибаливал. Друзья-медики говорили: «Юра, остановись!» Но такие люди, как он, остановиться не могут.

Умер он не в пути. Приехал, как обычно, утром в Москву, но почему-то не сел за стол, а прилег на диван. Попросил секретаршу дать ему чаю и позвонил друзьям: «Загляните. Я неважно себя почувствовал». Друзья примчались. Но нашли Юрия уже мертвым.

Ничто не вечно, кроме камней. А эта живая свеча к тому же горела с обоих концов. Но какой яркой, интересной была эта хорошо прожитая жизнь!

В воскресенье Юрию Александровичу Сенкевичу исполнилось бы 70 лет.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансии в Николаеве