Галина ГУПАЛО («КП» - Львов»). (20 марта 2009)
Следы развлечений Казановы нашлись даже в Галичине

Следы развлечений Казановы нашлись даже в Галичине

В замке графа Потоцкого ловелас соблазнил не одну панночку.

Сын талантливой актрисы, для которой Карло Гольдони написал комедию «Подопечный», не мог обойти вниманием княжеский Львов, гремевший в то время балами и развлечениями, где ежегодно проходили «Львовские контракты» и помещичьи биржи. Ведь на эту ярмарку съезжалась вся знать Галиции и многих стран Европы. И до сих пор во Львове сохранились записи из дневника Казановы, сделанные им по мотивам украинских приключений.

«Развлекались без конца, любили до неистовства»

Именно так написал о своих впечатлениях о Львове ХVIII века один из светских хроникеров. И добавил: «…играли в карты без памяти и напивались до смерти».

Наверняка это и стало ориентиром для Джованни Джакомо Казановы - дамского угодника, неутомимого путешественника, большого охотника до балов, да и картежника, желающего набить свой карман. И маршрут Казановы был определен - во Львов! - навстречу приключениям и новым любовным утехам. И он не ошибся.

В «поход на Львов» из Варшавы Казанова отправился не просто так, а с целым обозом. Зная о том, что шляхтичи селили приезжих из других стран в пустые апартаменты, дамский угодник прихватил с собой и мебель. По дороге Казанова посетил принца Замойского, у которого было, по воспоминаниям ловеласа, 40 000 дукатов, но вместе с тем и эпилепсия.

- Я отдал бы все свое богатство, только бы выздороветь! - сказал принц Казанове.

Но кроме богатства у принца Замойского было еще одно сокровище - его жена, которая слыла первой красавицей, а уж остаться равнодушным к ее чарам Казанове не представлялось возможным. К тому же принц явно не дорабатывал в любовном вопросе.

«Я приласкал молодую жену Замойского, - пишет знаменитый волокита в своих воспоминаниях. - Она гордилась мужем, но была вынуждена отказывать ему, ведь приступы болезни всегда начинались у него в моменты любовного возбуждения. Судьба ее была горькой - постоянно отказывать супругу и даже убегать, когда он становился особенно настойчивым. Этот достойный человек, который вскоре умер, поселил меня в чудесной, абсолютно пустой комнате без мебели».

Служитель Амура развлекался с принцессой недолго. Через неделю он уже покорял львовских панянок. 

Расстались с львовянкой из-за языка

Появление знаменитого любовника в одной из львовских гостиниц вызвало интерес женской половины населения. Неудивительно, что в отеле Казанова задержался совсем на чуть-чуть и уже через день-два развлекался в объятиях когда-то очень состоятельной светской дамы Каминской, которая к тому же была заклятым врагом самого короля!

«Она роскошно развлекала меня на протяжении целой недели», - продолжает описывать свои приключения дамский угодник.

Но из-за того что ни Каминская, ни Казанова не понимали друг друга - любовный визит не удовлетворил ни одну из сторон.

Из записей Казановы понятно, что в Галиции его так завертела светская жизнь, что он, расслабившись, совсем забыл об осторожности и выболтал пароль стратегического объекта (военной крепости)!

Об этом «пустячке» он вспоминал так: «Из Львова я отправился в маленький городок, названия которого не запомнил. Гостил три дня у Йозефа Ревуцкого - командира крепости с гарнизоном в 500 человек. Первый день, когда я был в его апартаментах, пришел один офицер и прошептал что-то Ревуцкому, а потом подошел ко мне и тихо сказал: «Венеция и святой Марк». «Святой Марк - покровитель Венеции!» - ответил я громко. После моих слов все стали смеяться. Я понял, что это был пароль для стражи, и начал извиняться, после чего пароль изменили».

Казанова владел врожденным талантом обольщения и был мечтой многих женщин.

Казанова владел врожденным талантом обольщения и был мечтой многих женщин.

Уроки женщинам не прошли даром

Попрощавшись с Ревуцким, Казанова отправился в Кристинополь (сегодня - Червоноград Львовской области) к знаменитому графу Потоцкому, одному из любовников императрицы Анны Иоановны.

Этот господин все еще пребывал «в отличной форме и содержал прекрасный двор». Граф достойно принял Джакомо, по вечерам они играли в карты, и ловеласу неимоверно фартило. Вскоре Казанова вернулся во Львов и продолжил свои похождения.

Целую неделю он развлекался с милой девушкой, которая после его «уроков» покорила любовными ласками старосту из города Снятина, который от счастья женился на ней. Так что «школа» любовных утех от Казановы помогла простолюдинке войти в благородное сословие.

КСТАТИ

Львовским дневникам Казановы уже более 300 лет. Князь Любомирский завещал их Львову. Распространяться об этих раритетах здесь не любят - все еще помнят громкие библиотечные кражи рисунков Дюрера и древних атласов. В свое время поляки хотели вернуть эти дневники себе, поэтому их хранят сейчас за семью печатями.

Тимофей Гаврилов, который переводил дневники Казановы, выехал в Польшу, но наездами бывает во Львове. Именно ему посчастливилось держать эти раритеты в руках. Из его перевода мы и узнали подробности визита Казановы в столицу Галиции.

ИЗ ДНЕВНИКА ЛОВЕЛАСА 

Простолюдинки тоже пользовались успехом у Джакомо 

Смазливые служанки и горничные не проходили мимо похотливого глаза ловца удачи. Один из таких случаев он описал в своем дневнике:

«Привлекательная польская девушка вошла в мою комнату, и, поскольку она мне понравилась, я попробовал дать понять ей об этом, не прибегая к помощи слов, смысла которых она все равно не поняла бы.

Однако она сопротивлялась и так истошно кричала, что вошел служитель и сказал мне:

- Если вам понравилась девушка, почему вы не сделаете это так, как полагается?

- А как нужно?

- Поговорите с ее отцом и решите проблему полюбовно.

- Да, но я не знаю польского языка. Вы могли бы это устроить?

- Конечно. Я думаю, вы дадите за это 50 флоринов?

- Вы шутите? Я охотно дам 100, если она окажется невинной и будет покорной, как овечка.

Проблем в переговорах с отцом девушки не возникло, и лишение невинности состоялось уже вечером. Как только это случилось, «бедная овечка» поспешно выбежала. Ее отец, по всей видимости, заставил ее принять мое предложение. Если бы я знал, что это будет насильно, никогда бы не согласился.

На следующее утро мне предложили нескольких девушек. У них были закрыты лица.

- Где та девушка, которая была вчера? - спросил я. - Я хочу увидеть ее. Я хочу также увидеть лица остальных.

- Зачем вам лица, когда с остальным все в порядке?

- Видеть лицо чрезвычайно важно, - ответил я, - а остальное для меня является лишь дополнением.

Они не поняли этого. Наконец лица девушек открыли, но ни одна из них не возбудила моего желания».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансии капитана Харьков