Вигго Мортенсен: Русскому языку меня научили зеки

Вигго Мортенсен: Русскому языку меня научили зеки

- После эльфийского языка овладеть русским матом было несложно

На экраны вышла новая картина Дэвида Кроненберга «Порок на экспорт», в которой роль бандита из России сыграл знаменитый американский актер.

Любимый актер позднего Кроненберга нордический красавец Вигго Мортенсен (он же Арагорн в эпопее «Властелин колец» и голубоглазый сержант, измывавшийся над  Деми Мур в «Солдате Джейн») играет в новой его картине русского «отморозка» по имени Николай Лужин. Впрочем, в мире создателя «Мухи» и «Голого завтрака» - сплошные подмены и нет ничего настоящего. Тем более если действие происходит в Лондоне, где каждый русский может обернуться двойным агентом... 

«Мы еще живы, и это уже смешно»

- Вы удивительно чисто говорите по-русски в этой картине.

- Рад  слышать, ведь вы лучший судья! Соглашаясь на эту роль, я беспокоился  лишь об одном - не повторить того безобразия, что творится во многих фильмах о русских, снятых без их участия. В них ведь даже русская речь звучала иногда совершенно неправильно. Впрочем, когда русские пытаются изобразить американцев, это тоже выглядит довольно смешно.

Поэтому я сразу свел знакомство с русским переводчиком,  и он перевел для меня все сцены, где звучит этот язык. Потом  встретился с настоящими русскими урками, похожими на моего героя. Вот кто меня проконсультировал. «Ты не как пацан разговариваешь, а как доктор или профессор!» - сказали они мне и научили, как правильно. Например, первой фразой, которую я произношу в адрес Наоми Уоттс («Что за б... такая?»), я обязан своим учителям. Я и Кроненберга убедил использовать в картине именно такую живую, «уличную» речь.

Внимательно изучал я и татуировки, которые носит мой персонаж. Как вы знаете, это тюремная традиция, которая сейчас уходит в прошлое. Молодые зеки либо вообще не делают наколок, либо носят каких-нибудь Микки-Маусов. Даже в лагерном мире  чувствуется глобализация.

Я хотел, чтобы мой Николай был человеком, верным воровским устоям.

И потом я отправился в Россию - смотреть на людей, слушать язык, чтобы максимально правильно его воспроизвести.

- Путешествовали инкогнито?

- Да, взять с собой гида я отказался - дополнительный фильтр мне был не нужен. Я хотел увидеть все сам, не прибегая ни к чьей помощи. Просто ходил по улицам, ездил в автобусе и на метро, наблюдал, как выглядят обычные русские люди...

- И как впечатления?

- Не буду обобщать, но, по-моему, вам свойствен особый тип юмора. Он не выражается в улыбках. Лица у людей мрачные, а отношение к жизни, как мне кажется, можно определить так: мы все еще живы, несмотря ни на что. Люди словно говорят друг другу: «Думал, что сегодня все будет ужасно, но вроде бы обошлось. Но завтра катастрофы не избежать. А если нет - тогда будет праздник».

Это мое впечатление усиливалось по мере того, как я продвигался на Восток, доехал до Екатеринбурга, взял там машину напрокат и начал объезжать деревни, маленькие городки. Люди там привыкли к тяжелой жизни. Они живут ею не десять, не сто, а тысячу лет. Мне, как человеку со стороны, кажется, что их лица говорят «Мы еще живы, и это уже смешно». Люди там очень сильные - ведь они до сих пор не покончили с собой! По сравнению с европейцами и американцами, вы - настоящие крепкие орешки, вам ничего не страшно. Вы привыкли к тому, что все идет не так, как надо. А если вдруг что-то получается, то счастью нет границ. 


 

Знаменитого Арагорна в России никто не узнавал.

Знаменитого Арагорна в России никто не узнавал.

Страх и ненависть в Лондоне

- Вас узнавали в России?

- Почти никогда. Хотя в провинции люди сразу понимали, что я не местный, но за иностранца не принимали. После выхода «Властелина колец» стоит мне чуть задержаться в каком-нибудь баре, как меня немедленно опознают. Но только не в Екатеринбурге! Хотя и там один подросток крикнул мне «Арагорн», но такие случаи крайне редки. Люди не подозревали, что рядом может бродить американский актер. 

- Вашего героя зовут Лужин. Также упоминается персонаж по имени Валерий Набоков...

- Это придумал Дэвид. Мы решили, что дать Николаю фамилию героя «Защиты Лужина» будет забавно и  точно, ведь он тоже ведет своеобразную шахматную игру.

- В Лондоне, где происходит действие, довольно сложно относятся к русским, а уж после скандала с Литвиненко...

- Я и до съемок знал, что ваши богатые соотечественники скупают там квартиры, дома, даже футбольные клубы - не только «Челси», я слыхал, что русские и «Арсенал» скоро купят. А скандал с отравлением Литвиненко произошел как раз во время съемок. И я был свидетелем того, как люди внезапно стали подозрительными по отношению к русским. Стали оборачиваться, заслышав русский акцент. Так в Нью-Йорке после 11 сентября реагировали на арабов. А я носил на руках русские лагерные татуировки и не смывал их, чтобы не париться каждый день с гримером. И вот захожу я однажды в паб пропустить кружку пива и вижу, что на мои руки в ужасе уставились посетители - хорошо одетые «новые русские». Наверное, решили, что я их преследую. И хотя меня сильно обрадовало, что они приняли меня за соотечественника, татуировки я с тех пор все же стал смывать с рук.

«До съемок «Властелина колец» я не читал Толкиена»

- Вы были фанатом Толкиена?

- Нет, но поскольку мой папа  - датчанин, я прочел в детстве множество поэм и саг о викингах. И когда я впервые открыл Толкиена перед съемками нашего фильма, я с интересом обнаружил, что он массу всего позаимствовал из старых преданий. Я уверен, что он и из русских древних сказаний что-то взял. Например, моего персонажа, Арагорна, он с Сигурда списал.    

- Правда, что ваш сын убедил вас взяться за эту роль?

- Да, если бы он не настоял, я, скорее всего, не ввязался бы в это предприятие. Меня ведь в последний момент утвердили, когда все актеры репетировали уже ни один месяц. А я даже книги не читал!

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Вигго МОРТЕНСЕН родился в Нью-Йорке 20 октября 1958 года. Отец - датчанин, мать - американка. В детстве жил в Венесуэле, Аргентине и Дании. Дебютировал в небольшой роли в фильме Питера Уира «Свидетель». Снялся более чем в 30 фильмах, в числе которых - «Путь Карлито», «Портрет леди», «Психоз», «Идеальное убийство». Помимо актерской деятельности, Мортенсен - признанный поэт, музыкант, фотограф и художник.

5 лучших фильмов Мортенсена:

  • «Портрет леди»
  • «Солдат Джейн»
  • «Багровый прилив»
  • «Оправданная жестокость»
  • «Властелин колец»
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт