Анна ВЕЛИГЖАНИНА, Фото РИА «Новости», PHOTOXPRESS. (12 октября 2007)
Майя Плисецкая: Я во всем слушаюсь мужа

Майя Плисецкая: Я во всем слушаюсь мужа

Негаснущая любовь - бесценный подарок судьбы для супругов Родиона Щедрина и Майи Плисецкой.

Недавно великая балерина провела презентацию своей новой, второй автобиографической книги «13 лет спустя». Ради этого события и прилетела в Москву на несколько дней. Мы благодарны балерине за то, что именно нашу газету она выбрала для интервью, пригласив корреспондентов «КП» в свою московскую квартиру.

Встреча

...Почему-то я думала, что Майя Михайловна с ее аристократическим блеском должна жить по-королевски. Но квартира в доме на Тверской оказалась довольно скромной. Просторные комнаты с сувенирами по стенам. Всюду цветы и никакого излишества.

Навстречу мне вышла хрупкая, но, как всегда, изысканная Майя Михайловна и улыбнулась, заглянув в глаза: «Знаете, вчера с мужем ходили в «Ленком» на «Женитьбу». Удивительная постановка Захарова! Все актеры замечательны. Мы с супругом пришли в восторг, что бывает редко!

- Майя Михайловна, а из чего еще складывается ваша сегодняшняя жизнь?

- Все последние годы моя жизнь принадлежит моему мужу, потому что у него премьеры, концерты по всему миру - где его играют, мы туда едем. А играют много. За последнее время мы были минимум в десяти городах: Лондоне, Белграде, Глазго, Берлине... Последний раз - в Петербурге, Гергиев играл «Очарованного странника». Оперу, которая так прошла, что сам себе человек лучше пожелать не может. ТРИУМФ! Зал стоя двадцать минут аплодировал!

Любовь длиной в 50 лет

- Вам повезло с мужем?

- И как! Очень повезло. Вы знаете, мы 50 лет вместе. Он меня любит так же, как и любил. Отношение такое, что лучше быть не может. И это естественно. Потому что всю жизнь делать вид невозможно. Когда-нибудь это проявится. В чем-нибудь. Просто мы любим друг друга, вот и все. Это очень трудно, но и просто.

- Вы признавались, что ему сложно было с вами...

- Ну, потому что у меня трудный характер.

- А в чем это выражается?

- Во всем. Я не паинька. Он очень много мне подсказывает. Кстати, когда я его не слушаю из-за своей своенравности, мне же хуже. Потом понимаю, я не права, и говорю об этом ему.

- А что он вам советует?

- Очень много по жизни. И потом, знаете, если бы не он, я бы давно уже не танцевала. Он написал для меня пять балетов. Причем ему балеты не очень нужны, он обойдется симфониями, операми... Просто он написал, потому что хотел это сделать для меня...

- В вашей семьей кто лидер?

- Я думаю, что он лидер. Потому что больше я его слушаю.

- Честно говоря, другое ожидала услышать. Вы у меня создавали впечатление сильной женщины, подавляющей мужчин!

- Зря. Я обыкновенная, нормальная женщина. И не хочу брать на себя мужских функций. Женщина должна остаться женщиной. Не занимать постов, не ходить в костюмах и распоряжаться... Не все женщина может, что мужчина. Я не верю, что на скрипке женщина сыграет лучше, чем мужчина. Или женщина дирижер... Но я ведь вам сейчас говорю только мою точку зрения. С ней абсолютно можно не считаться.

- Майя Михайловна, а в приметы вы верите?

- Я нет, а муж верит во все приметы. Он такой суеверный человек. Если мы уезжаем, конечно, надо сесть перед дорогой. В церкви обязательно креститься надо. Он крещеный человек, его дедушка был священник. Он вообще человек из другой оперы. Он очень честный человек. Он не обманывает ни маленьких, ни больших, никаких людей. Вот такие Богу угодны, я думаю, люди.

О диетах

- Говорят, ваш муж даже за вашей фигурой следит.

- Он у меня просто вырывает кусок изо рта, если тот лишний, с его точки зрения! Хватит, говорит (улыбается).

Всегда хочется поесть. Но я никогда в жизни не сидела на диете. Ни-ког-да!

- А какое любимое ваше блюдо?

- Любимое - не могу назвать. Все, что вкусно приготовлено, то мне и нравится. Без сладкого, слава Богу, спокойно могу жить. Здесь меня Бог спас.

- А без чего не можете?

- Без соленого. Очень люблю всякие солености, конечно, и селедку, если она хорошо приготовлена. Сама я готовлю, когда нужно. Но мы много ходим в рестораны. Живем в Мюнхене, там только на нашей улице 36 ресторанов. В Москве, если мы бываем, в «Пушкин». Но там такие бешеные цены, что просто уже смешно.

Об интригах

- Майя Михайловна, однажды на вопрос «Чего вы больше всего боитесь?» Вы вдруг ответили: «Родственников».

- Продолжаю бояться! Понимаете, это очень серьезная тема в моей жизни. Мои родственники претенциозны и обидчивы. Есть даже такая поговорка - родственникам не обязательно, чтобы ты был лучше. Моя тетка требовала, чтобы я у нее занималась. А мне не подходил ее класс. Требовала, чтобы я танцевала с ее сыном, внушив ему, что он лучше Нижинского. Я этого не сделала.

- И оказывались жертвами интриг?

- Бывало. Интриги в театре всегда, и не только это касалось первачей. Вторые, третьи - все равно. Подруг в Большом театре - раз два и обчелся. Вы знаете, лучше дружить с мужчиной, с партнером. Например, с Колей Фадеечевым, он танцевал со мной больше 20 лет и никогда не завидовал, что у меня больший успех. Это от характера зависит.

- А какие именно интриги вокруг вас плелись?

- Были пассивные, а были активные. Ссорили с разными людьми. Скажут, мол, Плисецкая о вас говорит нехорошо. И этот человек уже меня обходит стороной, а я не понимаю, отчего это. Доносы на меня писали в КГБ, в ЦК партии. Зять Хрущева мне когда-то сказал: «На вас горы доносов». Он был добрый человек, поэтому погорел. Добрым человеком быть опасно.

- Людям с покровителями жилось проще?

- Вы знаете, некоторые делали вид, что у них кто-то есть. На всякий случай, чтобы боялись. А потом выяснилось, что никого нет. У нас так было с одной балериной. Театр есть театр - разыгрываются пьесы, драмы..

Платья - только от Кардена

- Вам часто делают подарки. Какой из них самый дорогой?

- Самые дорогие подарки мне делал муж всегда. Он дарил к дню рождения спектакли. Например, «Даму с собачкой».

- А где хранятся подарки от ваших партнеров? Например, туфли танцора фламенко?

- Да, вот это был подарок! Хоакин Кортес был покорен, как я сымпровизировала фламенко, и преподнес свои ботинки, в которых объездил мир. Для испанца это высший знак признания. Эти ботинки я отдала в Бахрушинский музей, как многие другие подарки. У меня ведь много ценностей «увели», что-то я растеряла. Если танцевать, допустим, Лебедя нельзя в бриллиантах, оставляю - прихожу, нет, улетучились. Значит, у меня к этому нет пристрастия.

Царские подарки мне сделал Карден - несколько костюмов к спектаклям каждый ценой в машину. У меня таких денег никогда в жизни не было. Он сделал это ради искусства. Костюмы тоже сейчас в музее.

- Карден изменил ваше отношение к моде?

- А я ношу только его вещи. Вы знаете, когда был мой юбилей, мне приносили платья на выбор от Диора, от Ланьен... Я ничего не взяла. Надела свое старое платье Кардена. И оно было какое красивое!

- Есть ли у вас в одежде любимые цвета?

- Я люблю все цвета. Господь Бог сделал все цветы разноцветными, но цветы с зелеными листьями. Значит, с зеленым сочетается все. Я считаю, что Бог прав. Я с ним не спорю.

- Как, на ваш взгляд, сегодня одеваются россиянки?

- Россиянки одеваются так, как модно в мире. Вы знаете, есть красиво, а есть - нет. К внешности мужчин я строга. Например, мне кажется, ужасно некрасиво, когда небритый мужчина. Это считается модным. А мне кажется, что небритый и немытый - то же самое. Другое дело - борода окладистая. Конечно, не как у Карла Маркса! Однажды небритый потянулся поцеловать, а я ему, как собаке: «Фу!» Он, конечно, обалдел! (Смеется.)

- А сейчас модно лысым быть.

- Вы знаете, лысым не страшно. Лысый - аккуратный по крайней мере. Утром встал, тряпкой вытер и пошел. Это чисто, кстати.

- А как вы за собой ухаживаете?

- Многие кремы попробовала. Одно время японские любила... Но надо прислушаться к своей коже. Все мы разные. Для уставших ног я себе ванночки с содой, с солью делала. Но это не для красоты, а для помощи. Потом, знаете, у меня ноги не такие измученные, как, может быть, у других, которые через не могу делали... Они потом все к 40 годам хромые. Я через не могу не делала. За счет этого, думаю, я и не хромая, не кривая до сих пор. Для меня важнее артистичность!

- Но разве вы не хотели добиться больше того, что умели?

- Нет. Я считаю, что все хорошо в меру. Мера вообще великая вещь и хорошее слово. У меня, например, совсем нет азарта. Проиграла в карты - ну и бог с ним. Другие переживают, я - нет. Но другое дело - меня пытались на сцене спровоцировать, чтобы я стушевалась. Но они пасовали, а не я.

- А как вас провоцировали?

- Исполняет, например, танцовщица испанский танец и вызывает меня с таким видом, дескать, не сможет. А я выхожу и показываю, что это она ничего не может! Любой незнакомый танец я смотрю, выхожу и танцую, как чувствую! Меня спрашивают, дескать, откуда вы знаете наш национальный танец? А это идет от артистичности. От чувства стиля. Поэтому у меня получаются балеты Бежара. Сразу. Это то, что выработать нельзя.

- Майя Михайловна, вы в превосходной физической форме. Делаете какие-то упражнения?

- Сейчас нет. У меня ведь была операция, о которой я пишу во второй книге. На коленке отсюда досюда шовчик идет. Это была серьезная операция, после которой я бросила заниматься. Но я танцую. А перед этим немножко разминаюсь. Вот сейчас была в Мадриде, это, правда, триумфально прошло! Но это не я должна рассказывать, понимаете, когда я бисировала 10 или 15 минут, зал стоял!

«У меня нет миллиона»

- За границей звезда вашего уровня была бы сказочна богата. Но вот я зашла к вам в дом - никакой роскоши. Или это потому, что у вас много квартир?

- У нас есть старая кооперативная в Москве. Есть замечательный дом-дача в Литве, ей уже 26 лет. Построили в советское время, была лачужка, улучшали, улучшали, сейчас можно жить зимой. Мы снимаем небольшую квартиру, как тут, в Мюнхене. А что еще надо? У нас машина в Мюнхене, которая нам очень нужна. Здесь нет. Когда надо, нанимаем шофера с машиной.

- И вы не стремитесь к роскоши?

- У нас достаток. Достаток - это то, что надо. Вот в этой московской квартире муж работает и за столом, и без рояля, потому что вся музыка в голове. Как мне сказал когда-то Шостакович: «Если есть мысли, то напишешь и на собачьей будке»...

- Вишневская с Ростроповичем собирали антиквариат...

- Не собираю! У нас есть все, что нам нужно, а больше я не хочу.

- То есть вы не сказочно богатая женщина?

- Я бы хотела, может быть, оправдать ваши представления обо мне, но у меня миллиона нет. Даже вот интересно, если б люди подумали, где я его возьму? Раньше у меня была зарплата. Кстати, которая вся пропала в дефолт. А теперь? Все, я же не брала зарплату. Я всю жизнь живу на счет мужа. А сейчас у меня пенсия около $450. И я ее оставляю моим помощникам, кто тут в Москве живет. Они еще, конечно, добавляют. Но тем не менее они по доверенности получают. Не знаю, я считаю, что, если бы у меня был миллион, я бы не знала, куда его деть! Намного важнее оставить после себя память.

Хотя кто как может, так и живет.

Из книги «13 лет спустя» (издательство «Новости» издательской группы АСТ)

Лебединые мистерии

«С детских лет... я чувствовала какую-то тайную связь с лебединым племенем. И не сценически только, но и жизненно...

...Вчера после симфонического концерта нас пригласили в горный ресторан. В течение всей трапезы что-то меня раздражало.., временами щекоча оголенную сзади шею. Но за спиной у меня была сплошная бревенчатая стена...

Перед десертом я все же обернулась. Оказывается, стена за мной была украшена ожерельем из сушеных красных перчиков. А в самой середке висело большое белое лебединое перо. Оно и щекотало меня. Лебединые перья я отличаю безошибочно. Сколько раз за мою профессиональную жизнь кроила я из таких перьев головные лебединые уборы. И для «Озера», и для «Умирающего лебедя». Вновь маленькое дружеское послание от лебединого рода. Новейшее...

А как можно объяснить обязательные лебединые церемонии приветствия и прощания лебединых стай в дни моих приездов и отъездов в наш литовский дом, стоящий на озере? Только я, приехав, вхожу в дверь - появляются лебеди. И это происходит всякий раз в любое время года...

...Прошлой зимой стая лебедей прилетела очень большая. Я насчитала четырнадцать птиц. Может, лебеди догадались, что 2005 год мой юбилейный? И послали торжественную лебединую депутацию?..

...Своего «Умирающего лебедя» я подсматривала в Московском зоопарке. С натуры. Несколько раз ездила туда с единственной целью - подглядеть лебединую пластику, форму движения крыльев, посадку головы на изгибе шеи...»

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт