Писатель Вадим Панов: Знаки судьбы дважды спасали меня от смерти

Писатель Вадим Панов: Знаки судьбы дважды спасали меня от смерти

Вадим не любит, когда его книги сравнивают с «Дозорами» Лукьяненко.

Известный сочинитель современного городского фэнтези поговорил с «КП» о творчестве и жизни

На днях популярный российский писатель, автор нескольких десятков книг в стиле фэнтези Вадим Панов побывал в Запорожье. Он признался, что выбирается в регионы крайне редко и не в восторге от таких вояжей. Но поскольку в Запорожье очень много поклонников его творчества, то отказаться от приглашения встретиться с читателями он не смог.

Прежде чем приступить к раздаче автографов, Панов дал эксклюзивное интервью «КП».

Мистика в нашем мире существовала всегда

- Вадим, в ваших книгах всегда много мистики и магии. А в реальной жизни с вами происходили похожие случаи?

- Буквально недавно было два таких, которые заставили меня задуматься об очень важных вещах.

Мои друзья увлеклись парашютным спортом и каждые выходные стали посещать аэродром. А у меня родилась дочь, все внимание было уделено ей, и на парашюты времени просто не хватало. Но вот в очередной раз, когда они меня позвали, я, наконец, согласился. Однако в последний момент меня срочно вызвали по делам, и поездка сорвалась.

Потом оказалось, что друг, который поехал вместо меня, надел мой парашют, а он не раскрылся. К счастью, приятель отделался переломом ноги, потому что в последний момент сработал запасной купол. Повезло бы так и мне - остается только гадать. Я воспринял случившееся как подсказку судьбы. И с тех пор на аэродром за экстримом ни ногой.

Второй случай связан с мотоциклами. Все знают о перегруженности московских дорог, по которым на машине проехать труднее, чем на мотоцикле. Вот и я захотел приобрести какой-нибудь красивый, быстрый и удобный байк. Но когда мой друг ехал ко мне, чтобы вместе отправиться выбирать двухколесного коня, то попал в жуткую аварию. В итоге на мотоциклы я до сих пор не сажусь и покупку отложил, наверное, навсегда.

В принципе, не могу назвать себя суеверным человеком, но не обращать внимания на такие явные предупреждения просто глупо. И вообще люди делятся на тех, кто скрывает свою суеверность, и тех, кто честно в ней признается.

Идеи фантастических романов выходят из реальности

- Откуда вы берете сюжеты для своих книг?

- Сначала появляется идея, а не сюжет. Она может быть не совсем осознанной, ломаной, весьма туманной. Для меня идея книги - то, о чем хочется поговорить, нечто волнующее, увлекательное, то, о чем ты способен говорить бесконечно. Иногда одно слово или два, максимум - предложение. И вот тогда, когда идея обрела реальные очертания, она начинает обрастать сюжетом.

Свои книги я сочиняю в первую очередь для себя. Да простят меня мои поклонники, но когда я пишу, о них я думаю в последнюю очередь. Потому что, если мне неинтересно, я не стану сочинять дальше.

Вот вышел мой «День Дракона», и все ждали продолжения, а я долго ломал себе голову по этому поводу. Но, к сожалению, не придумал ничего достойного и от продолжения отказался. Хотя с коммерческой точки зрения такой шаг выглядел глупо.

Ну а сами идеи приходят из нашей реальности. К примеру, мой роман о некоем Тагарском перекрестке - он же существует на самом деле. Я живу недалеко от него. На нем каждый день происходят аварии, хотя, казалось бы, этот отрезок дороги ничем не опасен. И почему тогда там каждый день бьются машины?

Видите, я пишу не совсем фантастику. Я уверен в том, что «тайный город» в Москве действительно существует. Просто его не замечают.

Мой главный критик - жена

- Кто выступает в роли первого критика ваших книг?

- Самый главный и первый критик моих книг - моя жена. Сначала она прочитывает их от корки до корки. Дает свою оценку, а я прислушиваюсь к ее мнению и переделываю не понравившиеся ей моменты.

Дети, к сожалению, у меня еще маленькие и пока моих книг не читают. Дело в том, что возрастной барьер у моих произведений, конечно, существует, но связан он, скорее, с восприятием. То есть человек, которому пятнадцать, воспримет мои книги как сказку, а тридцатилетние иногда рассматривают мое творчество как качественную сатиру.

Бывало, ко мне подходили на встречах и поклонники, которым по шестьдесят. Тут все зависит от мировосприятия, каждый видит мир по-своему и в соответствии со своим возрастом.

- Какая ваша самая любимая книга в детстве?

- Серия романов Волкова «Волшебник Изумрудного города». Она была затерта буквально до дыр. Особенно нравилась последняя часть эпопеи, большая редкость в то время. Она ходила по рукам по всему поселку, где я жил в детстве. Там фигурировали и войны, и колдуны, и каждый день происходили чудеса. Считаю, то была самая интересная книга о приключениях, ведь в моем детстве издавали не так много фэнтези, как сейчас.

РЕЙТИНГ

Лучшие книги Панова по версии «КП»

  • Королевский «крест»
  • Куколка Последней Надежды
  • Тень Инквизитора
  • Царь горы
  • День Дракона

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА

Вадим Панов родился 15 ноября 1972 года в семье военного, которая часто меняла место жительства. В 1983 году Пановы переехали в Москву, где Вадим, окончив школу, в 1989 году поступил в Московский авиационный институт (МАИ) на факультет радиоэлектроники летательных аппаратов (ФРЭЛА). Во время учебы активно участвовал в деятельности студенческого театра «Зеркало». В МАИ Вадим встретил и свою будущую жену Наталью. В 1995 году окончил институт с дипломом радиоинженера.

Литературная деятельность Панова приходится на 2001 год, когда опубликовали роман «Войны начинают неудачники», положивший начало циклу «Тайный город».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт