Клинт Иствуд: Я - японский  режиссер!

Клинт Иствуд: Я - японский режиссер!

«Письма» - вторая часть его дилогии о знаменитом сражении между американцами и японцами в конце второй мировой войны. Первая часть - «Флаги наших отцов» - повествует о битве на острове Иводзима с точки зрения американских солдат. Вторая снята полностью на японском языке, являя собой отчет о тех же событиях, продемонстрированных уже глазами врагов Америки в той войне.

К обреченным на гибель защитникам острова картина Иствуда полна не то чтобы жалости, но уважения и сострадания. Достойные люди разных возрастов и военного положения исполняют свой долг - так же, как исполняли его по другую сторону американцы. Иствуд видит в них много общего. И те, и другие воспитаны в духе ненависти друг к другу. И те, и другие хотят, чтобы война поскорее закончилась. И те, и другие не хотят умирать.

Выдвинутые на «Оскара» в четырех номинациях (фильм, режиссура, сценарий, монтаж звука) «Письма» поделили критиков на два лагеря. Одни сочли картину неубедительной и скучной, перегруженной компьютерной графикой (действительно заметной во впечатляющих сценах высадки американцев на японские берега). Другие (кинообозреватель «КП» в их числе) - прекрасным примером гуманистического антивоенного кино, одним из лучших образцов жанра. Но и те, и другие сбежались на пресс-конференцию великого актера и режиссера в Берлине. Что и понятно - это была единственная возможность задать Иствуду свой вопрос. Интервью он не дает - его популярность от них давно не зависит.

- Замысел этой картины зародился в момент работы над фильмом «Флаги наших отцов», когда я знакомился с японскими историческими материалами, - рассказал Клинт. - Мне вдруг захотелось посмотреть на те же самые события «японскими глазами». Поставить себя на место других - что может быть естественнее? Мне регулярно приходится это делать, когда я играю в кино.

- Какова реакциия ветеранов?

- Им фильм понравился. Сегодня проще взглянуть на врага со стороны. Этого нельзя было требовать во времена их молодости.

- В вашей картине чувствуется влияние японского кино.

- В молодости я всего Куросаву пересмотрел. «7 самураев», «Расемон», «Йошимбо» - до сих пор мои любимые фильмы. С Куросавой я однажды встретился в Каннах, это было незабываемо, но поработать с великим японским режиссером мне не удалось. А сейчас я - сам японский режиссер. (Смеется.) Хотя задачи имитировать японский стиль у меня не было. У меня есть свой.

- Языковых проблем с актерами не возникало?

- У нас были прекрасные переводчики. К тому же на уровне эмоций всегда несложно понять, хорошо ли играют актеры. Когда я снимался в вестернах Серджо Леоне, на площадке встречались итальянцы, американцы, немцы, французы. И проблем не было.

- Что, по-вашему, героизм?

- Это что-то такое, что просто случается. Иногда помимо воли людей, совершающих геройские поступки. Иногда просто от страха. Два моих фильма - как раз о людях, которые даже не подозревают о том, какие они герои.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа нейрохирурга в Харьковепогода в киеве на тижденьонлайн билет в кинотеатр