Премудростям профессии Данилко обучали сумские проводницы

Премудростям профессии Данилко обучали сумские проводницы

Комментарии: 15

Верка Сердючка нахваталась словечек и выражений железнодорожников больше десяти лет назад.

Китель не сошелся на пышной груди

Это было еще в середине 90-х, перед тем, как Андрей Данилко поступил в цирковое училище. На станции Харьков-Пассажирский творческое объединение «ЧИЗ» несколько дней снимало талантливого парня для рекламных роликов. Тогда бригада поезда Харьков - Трускавец впервые и познакомилась с будущей звездой.

- Он уже в то время на Южной железной дороге был популярен, - улыбается бывший начальник поезда Владимир Демиденко. - После того как в Харькове сделали серию мини-спектаклей с Веркой-проводницей, все у нас считали Андрея своим. Его персонаж очень походил на тогдашних проводниц, малокультурных, но в основном безвредных. Что поделать, такое вот наследие СССР.

Для съемок рекламы от состава Харьков - Трускавец, который как раз оказался свободным, отсоединили плацкартные вагоны. Вся поездная бригада собралась на площадке. Ребята и одели Верку, подарив ей старую беретку, жезл и флажки. А начальник поезда отдал свой старый китель со звездами на рукавах.

- На меня форма была велика, нам же выдавали одежду не по размеру, приходилось перешивать, - вспоминает Владимир Федорович. - Но на его «шикарной груди» китель все равно не сошелся.

Начальнику поезда поглазеть на съемки тогда не удалось - был занят. Но он познакомился ближе с артистом, когда Андрей начал мотаться на учебу в Киев.

- У нас ходил горбатенький вагончик СВ. В нем он и ездил из Харькова в столицу. Мои девчонки каждый раз прибегали и сообщали: «Наша Сердючка села, теперь на одного проводника в вагоне больше», - вспоминает Владимир Федорович.

Приветы от звезды

Яркий и сочный суржик Сердючки, по словам начальника поезда, существенно пополнился в этих поездках «перлами» работников ЮЖД. Именно на таком языке говорили тогда почти все проводницы, поскольку в большинстве своем приехали из ближайших сел.

- Андрей только очистил наш жаргон от ненормативной лексики, - лукаво щурится Владимир Федорович. - Его «Кто постельку не возьмет, ночью глазок не сомкнет!» - как раз выражение из нашего предприятия. Нас тогда заставляли гонять пассажиров, которые не брали постель и спали на матрасах.

Или: «Боже! Прими за лекарство» - тост проводников. А дословно он звучит так: «Боже! Прими не за пьянство, а за лекарство». Тоже наше - «Так, мужчина, мы сейчас все в этой жизни инвалиды, так что показываем инвалидную книжку, если вы льготник».

Ну и, конечно, «Шо це воняє?! - Тебе не було, не воняло!». А «с ума сойти, не встать!» - вообще мое, как и «Вы мне делаете нервы». Употреблялось в нашем старом еврейском квартале.

А сам образ бойкой Сердючки, уверен Демиденко, подкорректировала его кума, проводница Валя.

- Она такая же прямая, безапелляционная и без комплексов. И это ее фишка - говорить о ком-то в среднем роде: «Поезд їде, воно лiзе». Или «И не надо ховаться, я вас всех прекрасно вижу».

История с генералом, который напросился в вагон, где не было места, и ехал в купе с проводницей, реальная. Она на самом деле произошла с Валей. Кума потом хвасталась: «Я уже генеральша!» А однажды дома напилась и плакала мужу в плечо: «Ну чого в тебе такi роги ростуть, аж до озонової дiрки?» И ведь горючими слезами заливалась! Андрей очень талантливый, он такие вещи на лету схватывал и здорово обрабатывал на сцене.

По словам Демиденко, артист не раз передавал ему потом приветы в телеэфире.

- Меня на каждой станции встречали, чтобы передать привет от Сердючки. Приходилось выставляться. Домой в Харьков приезжал буквально без штанов, - вздыхает Владимир Федорович.

Накормили окрошкой

В одной из поездок Владимир Демиденко очень душевно поговорил с артистом.

- Мы долго тогда общались. Он только переехал в Киев, ютился в общежитии в ужасных условиях, потом снимал квартиру. Нет, он не жаловался, просто рассказывал. Очень толковый парень, на любой вопрос отвечал с ходу и не штампом, как нынешние звезды. Говорил, что его начали везде приглашать. Я, помню, еще поинтересовался, как долго просуществует Верка Сердючка, не приестся ли образ людям. Андрей ответил, что у его театра «Компот» в запасе много образов. Он ведь даже милиционера играл. Но самой жизненной оказалась почему-то именно Верка.

К слову, бывший начальник поезда уверен, что окрошку, которую приготовила любимому артисту в поезде бригада, Андрей не забудет никогда.

- Когда он ехал в нашем вагоне, мои проводницы все причитали: «Ой, какой же он худесенький! Ножки такие тоненькие»… И старались его подкормить. С собой в дорогу что берешь? Яйца, огурцы, колбасу - то, что долго хранится. Их и использовали. Получилась знатная окрошка!

КСТАТИ

Андрей всегда хотел петь

Впервые Сердючка попала в телеэфир с легкой руки харьковского творческого объединения «ЧИЗ». Его номер «Проводница» произвел фурор на одной из первых юморин в Харькове. Молодому артисту подарили тогда туфли, а «ЧИЗ» предложил снять «Проводницу» и показать по ТВ. Вышел мини-сериал: около десяти сценок, в которых Данилко играл разные роли. Его крутили на национальном канале. Потом прошла серия рекламных роликов - тех, что сделали на ЮЖД.

- Снимали ночью. Чтобы показать, что поезд на самом деле движется, один из режиссеров бегал за окном с фонарем в руках, изображая столб, - смеется, вспоминая, режиссер Эдуард Верхотуров.

Что интересно, Данилко был удивительно скромным. Никто в цирковом училище даже не догадывался, что он и Сердючка - одно и то же лицо.

- Ему становилось неловко, когда его узнавали. Зато, когда переодевался в Верку, менялся прямо на глазах и мог позволить себе что угодно, - удивляется Эдуард.

К слову, Данилко, оказывается, всегда хотел петь. Но от него требовали смешных сценок, а не песен. Свой первый знаменитый шлягер «Натрушу абрикос в чужом саду» Андрею помог записать в Харькове тот же «ЧИЗ».

- Писали ночью в консерватории на бобинник, я даже там чуть-чуть подпевал, - признается Верхотуров. - Андрей, кстати, для лучшего звучания голоса употреблял не коньяк, как принято у звезд, а рюмку «Битнера». Теперь он добился, чего хотел, и наконец-то поет. Кстати, мало кому известно, но у Андрея есть не только песни для свадеб. Имеется, например, у него и душевная инструменталка а-ля Поль Мориа.

Фото автора и студии «ЧИЗ».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт